browser icon
You are using an insecure version of your web browser. Please update your browser!
Using an outdated browser makes your computer unsafe. For a safer, faster, more enjoyable user experience, please update your browser today or try a newer browser.

Путешествие на остров Кий (начало)

Posted by on 21.12.2019

 

IMG_7581

 

Дорога

 

Целью этого путешествия было попасть на остров Кий, где патриарх Никон поставил крест в честь своего чудесного спасения на Белом море, а впоследствии воздвиг  Крестный монастырь (впрочем, сведения о Кий-острове у меня  были туманные, и толком не знала, какой к нему предстоит путь). Архангельский край манил своей далью, красотой, реками, заповедными лесами и, такой же заповедной, исконной русскостью, которая, я надеялась, может быть, там ещё сохранилась. Хотелось коснуться родных корней, испить незамутнённой живой воды, что составляла когда-то полноводную русскую реку.

Но главным было не это — меня благословили подготовить иллюстрации для будущей книги о святейшем патриархе Никоне. И наместник Нового Иерусалима игумен Феофилакт вручил мне это благословение письменно, что очень пригодилось потом в дороге.

Со мной решилась ехать одноклассница, Ирка.

Выехали поздно, днём в половине второго. Молились перед дорогой игумену земли русской Сергию Радонежскому и Патриарху Никону – помогите, батюшки, по Руси проехать…

Была тёплая солнечная погода, двигались не спеша, и прибыли в Вологду в 11-ом часу вечера. Переночевали в гостинице. Утром обнаружилось, что повреждённый ещё в прошлом году глушитель окончательно пришёл в негодность. Пришлось обращаться в сервис. Потом гуляли по  Кремлю, поднимались на колокольню, чтоб с высоты увидеть город. Замечательный вологодский музей был, к сожалению, закрыт. Купили вологодского хлеба – в позапрошлом году он был очень вкусным, настоящим. Но оказалось, что теперь стал таким же «бумажным», как и наш – не удивительно, хлебных полей по пути нам встретилось значительно меньше, чем  тогда.

IMG_6643 IMG_6666 IMG_6679

Начался дождь, и, когда мы были уже за пределами Вологды, превратился в ливень. В сплошном серебристо-молочном потоке исчезло всё окружающее, кроме размазанного дождём света встречных фар, да едва различимой разметки. Часа полтора  плыли в шумящей воде, обзаведясь двумя широкими выпуклыми  водяными плавниками. «Встречка» обдавала нас тугими фонтанами таких же плавников.

По мере приближения к Архангельской области дождь начал стихать, покапал и пропал. Выглянуло солнце, но тут же значительно ухудшилась дорога – её участками  ремонтировали почти на всём протяжении до Архангельска – так что двигаться пришлось не быстро.

За Вельском пошли сосновые леса. Заходящее солнце сначала позолотило их верхушки, потом окрасило стволы и к 11 часам разлилось впереди над лесом и дорогой пурпурными полосами, да так и осталось. Около двенадцати часов лишь посветлело, как на рассвете – мы догадались, что въехали в белую архангельскую ночь. Она стала приятным сюрпризом – во-первых, мы испытывали её впервые, во-вторых, она красива, в-третьих,  можно продолжать движение, экономя драгоценное время.IMG_6767 IMG_6771 IMG_6777 IMG_6779

Вскоре  угомонились дальнобойщики, и мы продолжали путь на свободе среди прекрасных пейзажей.  Встречались жилые сёла — с чистыми улицами, хорошими крепкими, в основном,  деревянными домами, с поленницами дров. Но фермы, коровники поодаль разорены, стоят безоконные, поля не засеиваются. Чем здесь живут?

Навстречу неслись сосновые леса с белым мхом, северные полноводные реки с тёмной водой, северные названия.

Где бы встать на ночлег? Да вот хотя бы на этой полянке у строящегося храма за деревней. Раскладываем сиденья, достаём спальники.

Утром, как и мечталось – солнце, свежесть, роса, пение птиц. Отъезжаем умываться и завтракать.

По пути всё больше попадается деревень. Здесь живут люди – старые, средние, молодые  и дети. Много мужчин – не алкашей и не господ с надменными барскими лицами — нормальных, трудящихся людей. Спешат на работу, ведут за руки детей. Едут на тракторах, на грузовиках, ГАЗах. Дорогу на всём протяжении от Вологды до Архангельска тоже ремонтируют обычные русские мужчины всех возрастов, много совсем молодых – наверное, студенты подрабатывают в каникулы. В Москве и Подмосковье такого давно нет. Показалось, что вернулись лет на 20 назад, даже вдруг возникло чувство покоя, незыблемости бытия.

 

Архангельск.

IMG_6781 IMG_6785 IMG_6786 IMG_6789 IMG_6794 IMG_6797

В город въехали по огромному мосту через Северную Двину. Поселились в гостинице «Беломорская».

Зашли в местное турбюро, чтоб узнать о достопримечательностях края. На стенах — пальмы, море, пирамиды, верблюды, на полках сотни толстых томов с описанием достопримечательностей и курортов всего мира… А вот про Архангельск и его окрестности тут знают только понаслышке, дескать, есть какой-то водопад на Пинеге, на Онеге, говорят, красиво. Малые Карелы? А, это близко… Показали в окно в какую сторону ехать. И добавили, что в самом городе есть исторический район Соломбала и набережная с музеем. Вот и всё, что смогли узнать. Карту города купить не удалось ни в гостинице, ни в книжном, ни в киосках. Поехали наугад.

И дорога сама привела в Соломбалу – когда-то Пётр  I  устроил здесь корабельную верфь и адмиралтейство. Теперь это квартал двухэтажных многоквартирных  покосившихся деревянных жилых домов, расположенный на берегу  Северной Двины. Во дворах и палисадниках цветут сирени (в июле!), в мокром асфальте отражаются аллеи.  Есть улица частных домиков, идущая прямо вдоль одной из проток, где вместо машин у домов паркуются небольшие моторные судёнышки и лодки. А наземная дорога  местами совершенно непроезжая, особенно – дворы, как впрочем, и везде в Архангельске.

Постояли на берегу огромной Двины, взглянули самый высокий в мире (как сказали местные жители) деревянный дом, выстроенным местным чудаком из разнообразного деревянного хлама.

Преследующий нас всюду запах квашеной тушёной капусты, как оказалась, исходит от целлюлозного завода, дымящего трубами на дальнем берегу.

Приветливые, несуетливые архангелогородцы обстоятельно объясняли, как проехать на набережную, где находится музей. Но, несмотря на это, мы всё равно долго плутали и нашли искомое, когда уже оставалось полчаса до его закрытия. Едва успели посмотреть лишь небольшую экспозицию, посвящённую празднованию Рождества в позапрошлом веке.

Пора бы поужинать… Цены в гостиничном ресторане не обрадовали, другого ресторана, (даже  кафе) не нашли. Утешились удачным походом в магазин, где купили  отличный ржаной хлеб, вкусное местное сливочное масло и салаты.

Город удивлял нас отсутствием указателей с названиями улиц и географических карт. А мы удивляли горожан тем, что нам требуются карты — как вообще можно заблудиться в их городе? А так же своим подмосковным номером – издалека приехали!

Северяне доброжелательны. Они не спешат, не раздражаются, гуляют семьями, папы и дедушки — с детьми, и, по всему видно, принимают участие в их воспитании. Ездят здесь в основном, на дорогих машинах. Но даже вследствие этого «семёрок» не презирают, не обливают грязной водой из луж при обгоне, не сигналят, если «семёрки» ошибаются в незнакомом городе и даже уступают им дорогу. Короче, ведут себя и на дорогах спокойно, вежливо и даже предупредительно. И поэтому движение комфортней и безопасней.

Торговлю здесь даже фруктами и овощами ведут местные жители, кавказцев не видно.

 

Малые Карелы

 IMG_6803 IMG_6806 IMG_6809 IMG_6810 IMG_6826 IMG_6832 IMG_6835 IMG_6840 IMG_6852

Утром следующего дня отправились в Малые Карелы — музей деревянного зодчества, куда свезены старинные дома, амбары, мельницы и храмы со всей Архангельской области.  Малые Карелы на горе, вокруг простор – синее, широкое небо, луга, леса, реки. Приятно проходить мимо уютных северных изб с резными наличниками и коньками, овинов и банек, сладко пахнущих старым деревом. Подошёл человек, начал разговор, сказал, что пришёл посмотреть, как построены дома – пригодится, дескать, для собственного строительства.

Зашли в сувенирную лавку, я накупила кучу книг об Архангельском крае. В «гостевой» избе напились чаю с калитками (печенье с брусникой). Поставили свечи в деревянной церкви Вознесения и в Успенском храме, что на реке Лявля. После короткого дождя ярче засияло солнце, миллионами искр рассыпалось в мокрых лугах, пахнущих цветущими травами.

 

В Северодвинск!

 

Решили без ночёвки продолжить дальнейший путь — в Онегу, благо, белые ночи. Жаль, конечно, что в Архангельске гостиница оплачена за следующие сутки, но ведь не стоит к потерянным деньгам прилагать ещё и потерянное время. Вернулись в гостиницу за вещами, и вдруг повезло – какой-то дядька умолял комендантшу о номере на нынешнюю ночь. Свободных мест не было. С согласия комендантши мы предложили ему воспользоваться нашим номером, он обрадовался, и нам вернули полторы тысячи рублей.

IMG_6925 IMG_6926 IMG_6928 IMG_6934 IMG_6945 IMG_6953 IMG_6955 IMG_6958 IMG_6961 IMG_6962 IMG_6965

Плутаем на выезде. Никто не знает, отремонтирован ли Новый мост или надо ехать в объезд. Остановленный гражданин долго и тщательно рисует на клочке бумаги схему выезда…

Наконец вырвались и помчались по отличному шоссе. Прошёл ливень, над нами – сине-серое небо с медовыми лучами заходящего солнца, ярко отражающимися в асфальте, в многочисленных больших и малых полноводных реках. Небо постепенно светлеет, и, уходя в него, перед нами летит дорога.  Летит из заката в рассвет, минуя ночь.

Перед Северодвинском красят столбы – завтра приедет Путин.

Город оставляет двоякое впечатление: люди приветливы, но много пьяных; то – дворцы, то – трущобы; то – отрезок хорошего шоссе, то – сплошные рытвины. На дорогах – иномарки, при том новенькие, дорогие. За рулём – мальчишки. Ночь. Город не спит. Выезжаем, ищем поворот на Онегу, не находим, возвращаемся. Расспрашиваем, как проехать, нас пугают – дескать, на такой машине по такой дороге далеко не уедем, а спасать некому – лесовозы идут раз в час…  Решаем: тогда – в Пинегу, на 180 обратно.

Перед выездом отыскиваем в городе остров Ягры. Стоим белой синей  ночью у Белого синего моря. Влажный ласковый ветер дышит теплом. Мерно шумит прибой, лижет волнами белые песчаные дюны. Вокруг – бесконечное синее пространство. Перистые облака вдали касаются воды и сливаются с морем. Вдруг вспоминаю, что видела это море в детстве, на фотографии, которую прислал мой дядя, служивший на Северном флоте. Я узнаю его – ведь у морей, как и у рек, у каждого своё неповторимое лицо.

Летим обратно, летит дорога, выравнивая повороты, летят синие реки с разлитыми в них сиреневыми и розовыми пятнами небесного света. Тёмными стенами стоят леса, спят деревни. Въезжем в Архангельск по длинному мосту через обширные воды Двины. На реке дремлют суда, уютно светясь огоньками.

Минуем спящий город и далеко за ним у Малых Карел останавливаемся на холме — спать. Четыре часа утра.

IMG_7029 IMG_7030 IMG_6967 IMG_6970 IMG_6972 IMG_6978 IMG_6990 IMG_7005 IMG_7009 IMG_7013 IMG_7020 IMG_7021 IMG_7023 IMG_7028

Пинежье.

 IMG_7031 IMG_7032 IMG_7036 IMG_7038 IMG_7039 IMG_7040 IMG_7043 IMG_7046

Дорога.

 

Просыпаемся – солнце и птичье многоголосье. Немного проехав, заворачиваем к лесу, умываться и пить чай.

Конецгорье, Бабонегово, Псарёво, Ершовка, Хорьково, Лявля, Трепузово, Боброво, речка Вождоромка…

Долго едем по грунтовой дороге (всего ок. 230 км) в сторону города Пинеги вдоль реки Пинеги. Очень красивые места.

Рембуево. Посёлок городского типа. Тёмные деревянные двухэтажные дома, у подъездов сидит народ – от мала до велика. Благодушествуют. В низине у речки топятся баньки. Под серыми кучевыми облаками ползёт дымок. За рекой кукует кукушка.

Остроконечные тёмные ели стоят по крутым берегам реки, заливные луга изобилуют разнотравьем. Речки, речушки, небольшие озёра отражают в себе тёмно-серое преддождевое небо. Здесь особая, просторная, суровая северная, сейчас даже грозная красота. Не налюбуешься, сладко ноет сердце, вспоминая, возвращаясь, туда, где оно неосознанно помнит и эту нетронутую величавую красоту, и совершенно другую жизнь.

IMG_7055 IMG_7064 IMG_7067 IMG_7069 IMG_7075 IMG_7076

Серебристые деревеньки раскинулись по берегам, опасаясь подступить близко к капризной, меняющей своё русло, бурно разливающейся по весне и от дождей Пинеге. Когда-то эта река изобиловала рыбой, по ней ходили пароходы. Была жизненно необходимой для людей – и водой, и едой, и дорогой.

На правом высоком берегу уютно расположилась старинная деревушка, такая, как лет 100 и 200 назад, здесь много таких. Проехали к ней вверх мимо небольшого озерца. Овцы поднялись с дороги, отошли в сторону. Из крайнего дома, что над обрывом вышли хозяева – дедушка и бабушка, спрашивают, зачем мы сюда. Да полюбоваться. «О, у нас здесь красиво. Внизу под обрывом, слышите — гремит? – бьёт ключ, из него течёт речка Тиньга. Деревня наша зовётся Петухово. А вон на том берегу деревня Узеньга». Фотографирую и речку, и стариков, и овец и серые столетние домики… Нам рассказывают, что Пинега разливается в половодье до самой деревни, мы приехали в период дождей – и она опять разлилась, а до этого «стояло вёдро, дак, отмели были».

Дорога сворачивает в лес и несколько десятков километров ведёт нас довольно крутыми поворотами и горками. Сложный рельеф здешней местности и карсты затрудняют строительство дорог. Железную дорогу до Мезени строить не стали, а грунтовую автодорогу, по которой мы едем из Архангельска, пересекают карстовые логи – участки их объезда извилисты и удлиняют путь на 30 км. Взрывать карст нельзя –  местность вместе с посёлками может  провалиться под землю, такие случаи бывали…

IMG_7079 IMG_7081 IMG_7082 IMG_7083 IMG_7092 IMG_7099 IMG_7103 IMG_7104 IMG_7107 IMG_7109 IMG_7110 IMG_7118

Невиданный лес, сквозь который мы едем стоит на горах песка и карста. Здесь, говорят, водятся медведи. Порхают лесные птицы, садятся прям на дорогу перед машиной, стараюсь ехать внимательно и осторожно. Навстречу, порой, попадаются лесовозы… Солнечная погода перемежается короткими дождиками.

 

 

 

 

 

 

 

Пинега.

 IMG_7126 IMG_7131 IMG_7134 IMG_7136 IMG_7137 IMG_7139 IMG_7140 IMG_7142 IMG_7145 IMG_7148 IMG_7151 IMG_7152 IMG_7153 IMG_7154 IMG_7157 IMG_7159 IMG_7160 IMG_7165 IMG_7167 IMG_7179 IMG_7183 IMG_7188 IMG_7192

Теперь посёлок городского типа, а раньше была городом. С монастырём, прямыми улицами, широким  Троицким проспектом, добротными деревянными домами и кирпичной купеческой постройки.  В этих домах живут здесь до сих пор.

Проезжаем храм, разобранный до нижнего яруса — он служит какой-то хозяйственной постройкой, может быть, школой. Это был Свято-Троицкий собор, который взорвали в 1937 году (его кирпичом впоследствии замостили дорогу). В окрестностях было много храмов – монастырей, церквей, часовен, каменных и деревянных. Их уничтожили в первые годы советской власти – одни разрушили и сожгли, другие  разорили и предоставили умирать медленной бесхозной смертью. И, хотя, по возможности, храмы сейчас реставрируют, деревянные церкви во многих местах Архангельской области стоят немым укором,  превратившись  в развалины.  В них ещё узнаются произведения уникального русского зодчества, но уже вряд ли удастся их восстановить.  Теперь здесь, как в незапамятные времена, просто ставят обетные, оберегающие кресты.

Зачем было уничтожать эту редкостную  рукотворную красоту? Чем она мешала власти? Не иначе, творилось это варварство из зависти к великому таланту русского народа, бывшего и среди глухих лесов не дикарём, а творцом и созидателем.  Что указывало на могущество его духа и глубинную, генетическую творческую силу.

Впрочем, не мало в те годы и из среды народа вышло красноармейцев и  убеждённых коммунистов, участвовавших в вакханалии.

Во время коллективизации и раскулачивания в Пинежском крае было разорены и высланы десятки тысяч крестьянских семей.  Кулаками здесь считались хозяева, имевшие 2-3 коровы, лошадь, сенокос и более-менее приличный дом — то есть наиболее трудолюбивые и талантливые крестьяне.  Оставшиеся трудились на лесозаготовках и в колхозах, загибаясь от непосильной нормы и голода. Шла беспощадная эксплуатация женщин – они наравне с мужчинами работали в колхозах, на лесозаготовках валили и пилили деревья, таскали брёвна. При крепостном праве беременные бабы жали хлеб на жаре, при большевиках – рубили лес на лютом морозе.

Одновременно с высылкой раскулаченных из Пинежья, сюда присылали эшелоны раскулаченных из других областей. Их расселяли по спецпосёлкам, созданных для ссыльных, и направляли на работу на лесозаготовки. Люди голодали, ели мякину и мох, гибли. Очень страдали дети, болели, умирали от голода, холода.  Сколько здесь было горя и слёз — повествуют биографии и письма спецпереселенцев, что хранятся в местном музее.

В дни коллективизации извели ремесленников. А до революции Пинежский уезд славился своими мастерами, промыслами и ремёслами. Охота, рыбная ловля, лесной промысел, кораблестроение, смолокурение, солеварение, производство дёгтя, скипидара, крестьянского сукна, деревянных изделий, посуды – далеко не полный перечень деятельности местных жителей. Были среди них мукомолы, булочники, мясники, портные, печники, плотники, кузнецы, швеи и даже модистки. Даже крестьяне вели частную торговлю, держали лавки. В Пинеге проходили крупные ярмарки с широким ассортиментом товаров, собирающие купцов со всей России.

Работали кожевенные, кирпичные, гончарные заводы и фабрики, было развито речное пароходство. Многие из пинежан стали отважными мореходами, некоторые из них участвовали в походе исследователя Арктики Семёна Дежнёва.

Первое упоминание о Пинежском погосте встречается в новгородском уставе в 1137 году. При Екатерине Великой Волок Пинежский стал именоваться городом Пинегой, центром Пинежского уезда. Рябчики на его гербе изображены в знак изобилия этой птицы, которая, видимо, поставлялась отсюда к царской трапезе.

Здесь, в селе Сура родился Иоанн Крондштадтский, вблизи Холмогор — Михаил Ломоносов, в селе Веркола — писатель Фёдор Абрамов.

IMG_7203 IMG_7206 IMG_7207 IMG_7215 IMG_7216

В здешнем краеведческом музее смотрят со старинных фотографий люди разных сословий со спокойным достоинством и уверенностью – купцы, священники, учителя, врачи. Вот группка щегольски одетых молодых людей с интеллигентными лицами, и подпись: семья крестьян таких-то. А вот другие снимки, на них: ссыльные, заключённые, стахановцы — это уже иная эпоха. И иные лица, в которых оставили свой отпечаток аресты, лагеря, горе, унижение, страх, голод и тяжкий, рабский труд. Портреты героев, вернувшихся с фронтов Великой Отечественной войны, портреты погибших героев. Тысячи их не вернулись.

 

В 1960 году Пинега стала рабочим посёлком, уезд — районом. Население сократилось многократно и продолжает сокращаться.

Жизнь здесь, как нам показалось, течёт размеренно. Жители с характерным северным говорком неторопливо отвечают на наши вопросы. Домики аккуратные, палисадники ухоженные, в окошках герани; огороды, куры, коровы. Собаки дремлют на обочинах.  Цветёт сирень, и птицы поют, как в мае: «У нас в этом году две весны» — говорят пинежцы.

 

Заповедные места.

 

Заглянули ещё в один местный музей – карстовых пород, он располагается в небольшом деревянном доме, там же где местный научный центр. Одна из его сотрудниц – геоморфолог Елена Шаврина, сказала про себя, что приехала сюда студенткой на практику, а потом вернулась и осталась навсегда, покорённая красотой. За время своей многолетней научной деятельности она собрала довольно большую коллекцию минералов пинежского месторождения.  В ней — известняки и доломиты, являющиеся ценным сырьём для строительного, металлургического, химического производства; редкий минерал целестин, который может использоваться в химической и пищевой промышленности, медицине, пиротехнике; гипсы – например, красивый мраморовидный ангидрит хорош для отделки помещений…Только нужно подходить ко всему бережно.

Показывая нам свой музей, Елена Шаврина сетует, что теперь приходится думать не о научной работе, а о том, как сохранить уникальные ландшафты и природу. В Холмогорском районе, у самой границы Чугского заповедника, где расположена исключительной ценности  система гипсовых пещер Синеглазка, немецкая фирма  купила месторождение гипса и начала  его разработку. Это  приведёт к уничтожению  большей части заповедных территорий, понижению уровня подземных вод, обрушению свода пещер. Станет катастрофой для всего природного комплекса территории –  животных, реликтовой флоры, ценных почв заказника, и – для людей. Добыча гипса открыто-взрывным способом накроет местность пылевым облаком. Благословенные места превратятся в каменную пустыню…

Голубино.

IMG_7261 IMG_7226 IMG_7229 IMG_7231 IMG_7234 IMG_7237 IMG_7241 IMG_7244 IMG_7246 IMG_7249 IMG_7255 IMG_7258

Возвращаясь из посёлка, поднялись на высокий холм — Красную горку, к развалинам Богородицкого монастыря. Отсюда открывается потрясающий вид в долину реки, к которой спускаются террасы, покрытые стройными лиственными и хвойными лесами, высокими цветущими травами. Простор такой, что захватывает дух. Река внизу широкая, полноводная, извилистая, синяя. Вдалеке видны серебристо-серые деревушки. Благолепие, тишь и покой — слава Богу, что пинежские почвы не позволяют строить скоростные трассы. Иначе и здесь не осталось бы природной красоты, от которой оживает душа, наполняясь тихой светлой  радостью.

Спустились и поехали на базу отдыха в Голубинский заказник при Пинежском заповеднике. Мы узнали, что там можно переночевать, а утром записаться на экскурсию в пещеру и на водопад. Но мест в гостинице не было.

Переночуем и в машине, не привыкать. Только к местным мошке и комарам мы оказались не подготовленными – они облепляли с головы до ног, битком набились внутрь машины и покрыли её снаружи. На наших глазах превратились в ветряные мельницы два паренька, поставившие свою палатку у реки — стоя на берегу, они непрестанно крутили вокруг себя руками, как лопастями. Запасы «антикомарина» у нас мгновенно исчерпались, и пришлось покупать его на базе за немыслимые деньги (таких же невероятных  денег здесь стоила и сама гостиница и сауна). Но какая уж здесь экономия — обработали «антикомарином» машину снаружи и внутри так, что она стала, как мытая,  и сами им помылись, зато спали спокойно. А перед сном пошли гулять, смотреть на  широкую синюю реку, на луга, где цветут колокольчики, ромашки и кашка, наполняя окрестности медовым запахом.

Наутро, когда припекло солнышко, мошкара исчезла. Зато прилетели крупные слепни  с такими огромными зелёными, печальными глазами, что убивать их рука не поднималась.  До тех пор, пока они нас чуть не загрызли.

Хорошо просыпаясь, выходить в тепло, в лесной дух… Как же поют здесь птицы!  В девять утра записались на экскурсию в одну из пещер — Голубинский провал. Взяли снаряжение, и в конце послушной туристской шеренги двинулись тропинкой через лес вслед бодрому проводнику. Чудесно и тонко пахнет лес — травами, прогретой хвоей. Цветёт шиповник и множество растений, которым не знаю названия — в Пинежском заказнике сохранилось несколько десятков видов реликтовых растений. По пути снимала лесные орхидеи, фиалки, цветущую чернику, и занесённый в Красную книгу княжик сибирский, лиану – полянки её белых хрупких и нежных, довольно крупных цветов.

IMG_7297 IMG_7307 IMG_7317 IMG_7325 IMG_7334 IMG_7337 IMG_7339 IMG_7341 IMG_7345

Над пещерой возвышаются карстовые скалы, на вершинах которых стоят столетние ели. Нас порядком напугали – в пещере, дескать, холодно, темно, скользко, тесно, местами глубоко, можно заблудиться. Оказалось всё не так уж страшно, хотя с фотоаппаратурой, конечно, продвигаться по узким глинистым ходам было не просто. Несколько раз пришлось крепко стукнуться головой о низкие своды (хорошо, что в каске), кое-где идти по подземному ручью, протискиваться в довольно узкое отверстие «на корачках».

Карстовые горы и пещеры составляют живописную красоту этих мест. Вода помогает отложению гипса и, размывая его, образует шахты, колодцы, галереи, тоннели – гипсовые пещеры. С лабиринтами подземных ходов, анфиладами гротов. Большинство пещер – подземные русла различных водотоков – ручьёв, речек. Говорят, зимой в этой пещере особенно красиво, воды Пинеги проникают сюда и, замерзая, образуют сталактиты, сталагмиты, и причудливые ледяные формы.

Проводник пригласил посидеть несколько минут в полной темноте, выключив фонарики на касках. Представила, что я здесь одна, заблудившаяся. Холодно… Когда выбрались, показалось, что попали в тропики.

 

 

 

На поиски Святого ручья, водопада, отправились вдвоём. Долго шли по деревянному настилу седым дремучим лесом среди мшистых скал и камней.

IMG_7356 IMG_7371 IMG_7375 IMG_7384 IMG_7391 IMG_7400 IMG_7404 IMG_7405 IMG_7408 IMG_7417 IMG_7422 IMG_7427 IMG_7430 IMG_7433 IMG_7435 IMG_7441 IMG_7444 IMG_7447

Воды, стекающие с водоразделов,  размывают гипсы и воронки заполняются водой, образуя полосу озёр. Это способствует разнообразию природы — здесь множество водоплавающих птиц, уток, гусей, лебедей, обитают  выдры, ондатры. Говорят, в закарстованных труднодоступных лесах водятся лоси, куницы, медведи, обитают горные птицы.

На Святом ручье вода с грохотом рвётся из высокого каменного ущелья, образуя облако пены. Вокруг громоздятся покрытые лишайником и мхом валуны. Спускаемся вниз, где в каменной чаше собирается чистая студёная вода. Босиком выдерживаю не более пяти минут. Пьём, умываемся, наливаем воду в бутылку — возьмём с собой.

Онега

 

Язык до Киева доведёт. Не имея карты и понятия о здешних дорогах, всюду по пути  расспрашиваем народ — кто, что знает об Онеге. Как бы хорошо не было в Пинеге, а главная цель нашего путешествия – Кий-остров… Сведения собраны обрывочные, в ближайшие годы никто из опрошенных нами по пути, там не бывал. Места, дескать, красивые, а дороги неизвестно какие… Решено – едем.

Обратный путь — речка Кянда, деревня Кянда. Безлюдье. Рытвины, просохшая дорога пылит. Повезло, что не было ливня. Снова Архангельск, Северодвинск.

 IMG_7452 IMG_7453 IMG_7457

 

Километров через тридцать после Северодвинска кончилось асфальтовое покрытие, иссяк транспортный поток. Едем в полном одиночестве по широкой грунтовке посыпанной крупным гравием. Тряско, машина гремит всеми своими железками. Чтоб не рассыпаться, движемся со  скоростью — 40 км/ч. Вокруг – глухие леса на холмах, болота. Впереди – слепящий закат, белая пыль. По середине дороги ехать опасно – из-за крутых горок может кто-нибудь вынырнуть, а ближе к обочине – скользко, то и дело заносит на поворотах. А повороты – на каждом шагу.

Снова выручает белая ночь – закат переходит в бледный рассвет, и мы неспешно продолжаем путь, моля Бога и святых угодников, чтоб не было ливня.   Несколько раз начинает моросить…

Останавливаюсь, чтоб снять пейзаж: речка, на её каменистых берегах раскинулась древняя деревня. Эту старинную картинку нарушают лишь несколько «легковушек» у дворов, да крашеных плоскодонок у берега.

IMG_7458 IMG_7459 IMG_7461 IMG_7463 IMG_7465 IMG_7466

Следующая такая же деревушка встретилась, когда до Онеги оставалось 19 км (сказали жители). Вскоре пошёл асфальт, слева лес превратился в сосновый бор, справа за дачами промелькнула полоса морского берега.

Онега.

IMG_7487 IMG_7470 IMG_7471 IMG_7475 IMG_7476 IMG_7480 IMG_7486

От Северодвинска около 250 км… Город показался заброшенным, утлым, проехали его насквозь, и где-то за огородами расположились на ночлег. Утром перебрались в гостиницу, доспали и отправились осматривать окрестности.

Воскресный день, улицы немноголюдны. Город состоит в основном из  деревянных домов на несколько квартир, есть маленький микрорайончик и частный сектор, асфальт дырявый, видны какие-то ржавые заводы, трубы.  Прохожие неказистые. Но машины, в основном, иномарки.

Едем к морю на Каменный ручей. Отлив. Валуны в водорослях, мелкий мягкий волнистый песочек. Тёплое солнышко приглашает раздеться, ласкающаяся у ног вода – искупаться. Окунаюсь.  Ирка сидит на валуне и фиксирует прилив – вода подошла к камню, на котором покоится фотоаппарат, и уже легонько лижет кофр…

Прокатились по окрестностям, постояли на берегу лесного озера. Пообедали  в онежском кафе – вполне прилично. Ливень, и снова солнце.

Город Онега назван в честь реки Онеги, которая вытекает из озера и впадает в море. Онежские берега населены с незапамятных времён до прихода славян. Русская история здесь, как и в Пинежье началась с приходом новгородцев, для которых река Онега была главной дорогой. Первое упоминание об Онежском Погосте впервые встречается в Уставе 1137 года. С 1780 года Онега по Екатерининскому указу утверждается в статусе уездного города, причисляется к категории российских портов. Ведущей отраслью становится лесная. Строятся храмы — развитие края неразрывно связано с православной культурой, с монастырями. Повышается уровень грамотности, жизнь меняется к лучшему, исчезают средневековые обычаи.

После Крымской войны, затем отмены крепостного права, с 20 века Онега становится крупнейшим населённым пунктом Поонежья. Постепенно, с приходом капиталистических отношений начинается расслоение крестьянства, падает авторитет самодержавия и церкви. Русско-японская и германская война обостряют ситуацию, и приводят страну к Февральской революции…

Как говорит местный летописец Владимир Васёв, революция здесь была принята с сочувствием, но дальнейшие действия советской власти вызвали недовольство народа, и в годы Гражданской войны в Онежском уезде призыв в Красную Армию собрал лишь около 150 добровольцев из рабочих. Крестьян, желающих встать в её ряды, не нашлось ни в одной деревне.

В результате белогвардейцы с помощью англичан смогли захватить и удерживать здешние территории. Однако их действия мало отличались от большевистских – снова начались аресты, обыски и расстрелы. От иностранцев терпеть такое отношение северяне категорически не захотели (в годы Крымской войны они мужественно защищали свой край от англичан). Стали постепенно переходить на сторону большевиков, и к 1922 году в Красную армию удалось мобилизовать значительную часть населения…

После разгрома Белой армии к 1925 году Онежский уезд по экономическим показателям превысил довоенный уровень. С помощью ревтрибунала и раскулачивания из крестьян вытрясли «излишки», а от рабочих на заводах и лесозаготовках добились высокой производительности повышением норм, призывая их  «служить делу мировой революции». Край был наводнён репрессированными и заключёнными, что давало дополнительную мощную бесплатную рабсилу и способствовало улучшению «экономических показателей».

В Великую  Отечественную войну не вернулось с фронтов больше половины призванных Поонежья, инвалидами пришли домой половина вернувшихся.  Остальное население, терпя лютый голод (женщины, старики, подростки) самоотверженно трудилось на строительстве дорог и лесозаготовках.

Но всем этим войнам и репрессиям не удалось так опустошить край, как его опустошили два последних десятилетия.  Как говорят местные жители, этот период можно сравнить с ведением «какой-то локальной войны». Пройдя Первую мировую войну, революцию и Гражданскую войну, население  увеличилось почти на 30 тысяч человек; после коллективизации 1937 года уменьшилось более, чем на 15 тысяч; после Великой Отечественной уменьшилось ещё почти на 15 тысяч; а за время демократических реформ уменьшилось более, чем на 53 тысячи человек! По статистике, мужчины в Онеге в среднем живут сегодня до 48 лет, женщины на 10 лет дольше…

IMG_7522 IMG_7490 IMG_7492 IMG_7495 IMG_7501 IMG_7508 IMG_7511 IMG_7512 IMG_7515 IMG_7520 IMG_7521

Перед отъездом мы зашли в автосервис, чтоб после тряской дороги проверить машину.  И, пока в ней меняли  крестовину карданного вала, поговорили со слесарями. Вот что узнали – зарплата в 6 тысяч рублей здесь считается высокой (это при ценах равных московским). Квартплата в зимний период составляет 5 и более тысяч рублей.  Очень дорого стоит отопление. В частном секторе отопление дровами обходится за зиму 8 и более тысяч рублей. Лес рубить не моги: уголовное дело. Зато лесовозы вывозят этот лес из Поонежья тысячами кубометров. Рабочие сказали: город умирает…

Чрезвычайно высокую цену за ремонт нашей машины обосновали тем, что  цены устанавливаются московским хозяином, который арендует помещение у собственницы, живущей в Англии.

 

Кий

На остров Кий ходят с онежской пристани два теплохода, оба отчаливают  ранним утром. Но попасть на них не просто – во-первых, никто не знает точного времени их отправки, во-вторых, поездку надо согласовывать с директором кийского дома отдыха.

Директора найти не удаётся; на пристани стоят суда, где нахожу рабочих, добываю у них противоречивые сведения о движении теплоходов и номер телефона одного из капитанов, звоню ему. Выясняется, что поехать на Кий нельзя – в дом отдыха нужно было заранее купить путёвки.

Не для того добиралась сюда полторы тысячи километров по бездорожью, рискуя сгинуть в глухих архангельских лесах, чтоб ни с чем вернуться обратно!

Не буду открывать всех секретов, но с помощью журналистского удостоверения и  письменного благословения наместника Ново-Иерусалимского монастыря, на корабль попасть удалось (!). И ранним утром следующего дня  мы шли на теплоходе по Полуденному морю в сторону острова Кий, оставляя за собой широкую пенную полосу, а справа каменистый онежский берег.

IMG_7571 IMG_7574 IMG_7529 IMG_7531 IMG_7533 IMG_7538 IMG_7542 IMG_7544 IMG_7554 IMG_7557 IMG_7564

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Через час с небольшим впереди из голубоватой дымки выплывает остров, на котором отчётливо виден храм.

По мере приближения навстречу попадаются маленькие каменные острова, поросшие сосняком. Вышли на берег. Заплатили местному руководству по 600 рублей за пребывание на острове вместе с дорогой и  питанием в течение дня. И вместе с остальными прибывшими были переданы на руки женщине-экскурсоводу, которая повела нас осматривать грандиозные руины Крестовоздвиженского монастыря.

IMG_7579 IMG_7583 IMG_7585 IMG_7588 IMG_7594 IMG_7597 IMG_7604 IMG_7608 IMG_7612 IMG_7640 IMG_7651 IMG_7654 IMG_7655 IMG_7657 IMG_7659 IMG_7663 IMG_7669 IMG_7670 IMG_7673 IMG_7675 IMG_7689

Монастырь на Кий-острове входил в особое сакральное пространство замысла Патриарха Никона, и воплощал образ Святой земли посредством кипарисового креста-мощевика с частицами палестинских святых.  Крест был привезён из Иерусалима в 1656 году. Считается, что архитектор Воздвиженского собора — русский зодчий Аверкий Мокеев, но в документах строителем Кийского комплекса назван Дамаскин, зодчий из Нового Иерусалима. Сложен собор из огромных камней и кирпича. По одним источникам, собор был пятиглавым, по другим – трёхглавым, сейчас имеет лишь одну главу. Есть два придела – Михаила Архангела и преподобного Филиппа. Внутреннее помещение одного из приделов частично отреставрировано, в нём по большим праздникам проходят службы, установлен временный иконостас и копия иерусалимского креста. На столе в раме стоит небольшой портрет Патриарха Никона.

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы и маленькая Надкладезная церковь полуразрушены.

Патриарх построил церковь Честных Древ над источником с питьевой водой, который  он здесь нашёл, собственноручно  копая колодец. Он и в строительство монастыря вложил свой собственный ручной труд.

В строительстве участвовали «обетники», то есть, строители по обету – обещавшие потрудиться во Славу Бога за какую-либо Его к ним милость. Да ведь и сам Патриарх был «обетником» — по преданию, он чудом спасся на Кие во время кораблекрушения, и, поставив здесь крест, обещал возвести и монастырь.

Прибывающие сюда паломники, говорят, были обязаны привезти на остров по мешку плодородной земли. Сейчас паломники понемногу восстанавливают монастырь – кто починит участок кровли, кто разберёт на могилах камни, кто расчистит монашеское кладбище…

В 18 веке  на Кие, на мысу Рожок была биржа, через неё торговля шла с иностранными купцами онежским лесом, которые наживали на этом миллионные состояния.

Во время Крымской войны Кийский монастырь разорили англичане, потом хозяйство его было восстановлено, и до  революции он считался второклассным необщежительным монастырём. В 1922 году его закрыли. В первые годы советской власти здесь располагался детский дом, затем – дом отдыха. На острове работали заключённые ГУЛАГа – на кийских камнях начертаны их имена …

Во время Великой Отечественной войны, в голод, школьники собирали на острове мидии, чтоб кормить раненых в госпитале.

«А отдыхающих во время перестройки мы кормили перловкой, больше ничего не было —  сказала экскурсовод — как выжили: не знаем». С этими словами отпустила нас гулять по острову.

IMG_7706 IMG_7707 IMG_7709 IMG_7717 IMG_7719 IMG_7720 IMG_7723 IMG_7726 IMG_7728 IMG_7732 IMG_7733 IMG_7734 IMG_7737 IMG_7738

Остров находится в юго-восточной части Онежского залива, длина его около 3 километров, ширина от 100 до 500 метров.  Мы шли к морю по каменной тропе небольшим лиственным лесом,  постепенно ставшим сосновым, можжевеловым. Пели птицы, пахло хвоей, на камнях цвели разнообразные мхи – жёлтым, белым, малиновым. Лишайники живописали чёрные бока валунов бледно-зелёными и белыми цветами. Богатые шёлковые травы, высокие колосья и морозно-узорные папоротники росли между камней,  в расщелины пробивались синими султанчиками и пурпурными кисточками незнакомые цветы. Неожиданно и трогательно, как птички на спинах бегемотов, сидели на каменных глыбах стайки ромашек и грядки лиловых хрупких колокольчиков. Каждый поворот головы, каждый взгляд находил новую, краше прежней, картину – то изящнейшую альпийскую горку, то дикую первобытную, колоссальную каменную гряду, поросшую соснами.

Был отлив, и мы шли посреди моря по Рожку. Этот длинный мыс – обнажившееся каменное дно Белого моря.  Наступали в небольшие тёплые озёра, лужицы, где плескались синее небо и солнце, качались цветущие водоросли и молниеносными иглами сновали мальки.  И, дойдя  до небольшого островка, поросшего мхами, можжевельником и невысокими кряжистыми сосенками, уселись на тёплые камни, которых здесь великое разнообразие — всех форм, размеров и цветов, говорят, были найдены даже гранаты.

Море и тишина. Мы вдвоём, и больше никого.

С Иркой происходит чудо. Её вечно напряжённое, озабоченное  лицо проясняется, черты разглаживаются, глаза сияют, становятся счастливыми. Мы — в раю? В сердце начинается ликующая радость: Господи, слава Тебе! Слава Тебе за это счастье, за то, что ты уберёг нас в трудной дороге, за красоту и возможность её воспринимать!

IMG_7800 IMG_7804 IMG_7812 IMG_7814 IMG_7815 IMG_7818 IMG_7820 IMG_7821 IMG_7827 IMG_7829 IMG_7833 IMG_7835 IMG_7838 IMG_7841

Отсюда, с дальнего конца Рожка разворачивается перед нами широта неба и моря, и  остров с храмом посередине.  Русские зодчие в совершенстве владели искусством вписывать постройки в ландшафт таким образом, что получался удивительный по красоте архитектурно-природный ансамбль. Владел этим мастерством и Патриарх Никон. В ладу, в гармонии с уникальной природой Кий-острова (здесь тебе и Карибы, и Мальдивы, и Канары одновременно, и – тундра, и  сосновый и лиственный лес) стоит святыня православия,  Воздвиженский собор. У подножия собора раскинулся луг со стожками сена, заготовленного  для лошадей, с ромашками и колокольчиками, выросшими на земле, привезённой паломниками со всей Руси.

 

В столовой во время обеда познакомились с супругами Ольгой и  Евгением из Москвы, они приезжают сюда не первый год, и по мере своих сил восстанавливают собор. Евгений – бывший альпинист, вместе с Ольгой провёл нас к той части острова, где высокие скалы образуют неожиданные формы и лабиринты, ущелья и гроты, громоздятся над обрывами и срываются в море. Без него мы дорогу туда б не нашли. Он показал монашеское кладбище, тропу святого Антония, бывшую деревянную церковь, остаток монастырской ограды, святое озеро, крест на месте спасения Патриарха.

 

IMG_7844 IMG_7847 IMG_7851 IMG_7853 IMG_7856 IMG_7859 IMG_7861 IMG_7867 IMG_7869 IMG_7875 IMG_7876 IMG_7879 IMG_7881 IMG_7883 IMG_7886 IMG_7888 IMG_7890 IMG_7892 IMG_7893 IMG_7899 IMG_7902 IMG_7905 IMG_7911 IMG_7918 IMG_7919 IMG_7923 IMG_7928 IMG_7930 IMG_7933 IMG_7935 IMG_7937 IMG_7939 IMG_7941 IMG_7944 IMG_7945 IMG_7948 IMG_7953 IMG_7958 IMG_7960 IMG_7964 IMG_7965 IMG_7968 IMG_7969 IMG_7972 IMG_7974 IMG_7976 IMG_7977 IMG_7979 IMG_7982 IMG_7986 IMG_7989 IMG_7991 IMG_7995 IMG_7996 IMG_7997 IMG_7998 IMG_8001 IMG_8004 IMG_8006 IMG_8008 IMG_8013 IMG_8024 IMG_8025 IMG_8026 IMG_8031 IMG_8034 IMG_8035 IMG_8039 IMG_8041 IMG_8043 IMG_8045 IMG_8048 IMG_8058 IMG_8062 IMG_8065 IMG_8066 IMG_8067 IMG_8070 IMG_8076 IMG_8077 IMG_8082 IMG_8086 IMG_8092 IMG_8102 IMG_8104 IMG_8107 IMG_8108 IMG_8111 IMG_8112 IMG_8116 IMG_8130 IMG_8131 IMG_8134 IMG_8136 IMG_8142 IMG_8149 IMG_8150 IMG_8151 IMG_8155 IMG_8159 IMG_8163 IMG_8164 IMG_8167 IMG_8168 IMG_8169 IMG_8172 IMG_8173 IMG_8175 IMG_8176 IMG_8177 IMG_8178 IMG_8180 IMG_8182 IMG_8184 IMG_8185 IMG_8189 IMG_8192 IMG_8193 IMG_8196 IMG_8198 IMG_8203 IMG_8206 IMG_8207 IMG_8209 IMG_8212 IMG_8219 IMG_8223 IMG_8226 IMG_8229 IMG_8230 IMG_8234 IMG_8235 IMG_8238 IMG_8242 IMG_8243 IMG_8244 IMG_8246 IMG_8248 IMG_8250 IMG_8263 IMG_8266 IMG_8268 IMG_8275 IMG_8294 IMG_8297

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Comments are closed.