browser icon
You are using an insecure version of your web browser. Please update your browser!
Using an outdated browser makes your computer unsafe. For a safer, faster, more enjoyable user experience, please update your browser today or try a newer browser.

Хранители памяти

Цикл передач «Хранители памяти» телеканала «СОЮЗ», посвященных Воскресенскому Ново-Иерусалимскому монастырю.

(ВИДЕО)

Хранители памяти Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь.
Часть 1
Мы начинаем серию выпусков из Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря — удивительного места недалеко от Москвы, обустраиваемого по подобию Святой земли Святейшим Патриархом Никоном в XVII веке. О самом патриархе и его грандиозном замысле рассказывает настоятель обители игумен Феофилакт. Мы начинаем серию выпусков из Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря — удивительного места недалеко от Москвы, обустраиваемого по подобию Святой земли Святейшим Патриархом Никоном в XVII веке. О самом патриархе и его грандиозном замысле рассказывает настоятель обители игумен Феофилакт.Тv-soyuz.ruХранители памятиВоскресенский Ново-Иерусалимский монастырь. Часть 2Мы продолжаем серию выпусков из Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря и отправляемся на временную выставку археологических находок, в обиходе называемую иногда археологическим музеем: она поражает богатством и разнообразием представленных предметов, многие из которых являются уникальными. Об этой выставке, археологических находках, патриархе Никоне и самом Новом Иерусалиме — смотрите в нашей передаче.Тv-soyuz.ru 

Хранители памяти

Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь. Часть 3

В этом выпуске передачи «Хранители памяти» мы снова отправляемся в Ново-Иерусалимский монастырь и возобновляем рассказ об основателе монастыря патриархе Никоне, о новшествах, которые были им реализованы, и о том, как создавалась эта обитель. От начальника Ново-Иерусалимской археологической экспедиции Леонида Андреевича Беляева мы узнаем, почему он считает, что деятельность патриарха Никона сравнима с деяниями императора Петра I.

Новый Иерусалим – место, задуманное в XVII веке патриархом Никоном как икона Святой Земли. Основанный здесь монастырь отличался не только своими размерами и великолепием, но и использовавшимися при создании этого великолепия новыми техническими приемами, ранее неизвестными в России. Начальник Ново-Иерусалимской археологической экспедиции Леонид Андреевич Беляев отмечает, что многое патриарх Никон привнес с Запада, а его новшества и идеи сопоставимы с деятельностью Петра I.

Леонид Андреевич Беляев, начальник Ново-Иерусалимской археологической экспедиции, заведующий Отделом археологии Московской Руси Института археологии РАН, доктор исторических наук:

– Патриарх Никон широко использовал западные технологии, достижения западной науки, тексты. Мы не знаем, как именно он ими пользовался (это требует специального исследования), не знаем подробностей биографии людей, которые с ним работали, но знаем много имен. Мы знаем, как сложились биографии этих людей после строительства в Москве, в Оружейной палате, но мы не совсем знаем их жизнь до того, как они попали в Россию. Никон превратил Новый Иерусалим в своего рода опытную площадку, на которой формировал образ русской, московской Святой Земли доступными ему средствами. Эти средства были вполне европейскими: у него были первые обмеры Гроба Господня, сделанные в конце XVI и в начале XVII веков и активно издававшиеся и переиздававшиеся в Европе; обмеры Храма Гроба Господня, хорошие, уже научные, сделанные с помощью современных средств топографии: разрезы, планы, виды Святой Земли и многое другое. У него в руках были модели, во всяком случае одна разборная трехмерная деревянная модель Храма Гроба Господня, которой тоже можно было пользоваться. В его распоряжении был целый штат специалистов, которые отчасти пришли с западнорусских земель (современных Белоруссии, Украины и Литвы). Они владели технологиями производства керамического декора, который сам по себе здесь был известен, но не был так совершенен, как требовалось Никону, и строительными, архитектурными, скульптурными технологиями резьбы, в том числе деревянной, и многого другого.

Мария Анатольевна Капитонова, заместитель начальника Ново-Иерусалимской археологической экспедиции, младший научный сотрудник Института археологии РАН:

– Новый Иерусалим стал своеобразной лабораторией, где пробовались новые технологии в керамическом убранстве, которые потом использовались уже в Московском государстве в более позднее время. Именно здесь зародились некоторые традиции, которые потом были воспроизведены в той же Москве. Новый Иерусалим – это родина некоторых изразцов, которые были изобретены здесь; здесь же были опробованы различные традиции других регионов, например европейские. Это уникальный памятник, где мы находим истоки рельефного полихромного убранства храмов. В Новом Иерусалиме было найдено несколько керамических мастерских, где производились эти изразцы. Здесь найден один из горнов, где эти изразцы обжигались, покрывались поливой и повторно обжигались. На территории были большие и маленькие печи, где производились большие и маленькие изразцы, которые мы видим на соборе. Никон привез сюда различных мастеров, например из Белоруссии, которые принесли с собой традиции, ранее не использовавшиеся в Московском государстве. Патриарх хотел воспроизвести в цвете и в рельефе то богатое убранство, которое было в исходном Иерусалиме, но на свой, русский манер, и получить красивый праздничный храм именно в изразцовом убранстве. До Никона такого расцвета и такого разнообразия изразцового убранства в Московском государстве не было. Известны изразцы, которыми украшали фасады, но это было фрагментарно, например, кирпичный пояс, в который вставлен один изразец. При Никоне мы видим уже обрамление окна: это красочный, богатый растительный узор. Мы видим оформление барабана; эти замечательные ряды уже не единичные изразцы, которые раньше сами по себе использовались, а именно композиция.

Игумен Феофилакт (Безукладников), наместник Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря:

– Когда патриарх Никон созидал эту обитель, то с ним вместе трудились пятьсот чернецов и пятьсот бельцов, это известно из описи. Монастырь строила тысяча человек, из них пятьсот были те, кто здесь принял монашеский постриг, то есть число братии при патриархе Никоне было максимальным за всю историю этой святой обители. Еще пятьсот человек прибыли сюда и нашли себе применение, то есть патриарх Никон обучил их какому-то мастерству. Здесь были лучшие мастера по керамике, столяры, каменщики, краснодеревщики, резчики, и они здесь трудились, хотя у них были семьи, дети. По сути дела, сегодняшний город Истра обязан патриарху Никону тем, что из небольшой деревеньки он постепенно превратился в город и районный центр. Патриарха Никона можно считать основателем этого города.

Леонид Андреевич Беляев:

– Плотницкое дело, всякое строительство из дерева и кораблестроение – все это лежит в одной коробочке, и кто умеет делать одно, тот умеет более или менее делать и другое. Здесь готовилось довольно много кадров, которые потом будут работать у московских государей всю вторую половину XVII века, когда Никона уже не будет: он будет в ссылке, а потом во блаженном успении. Эти люди будут работать в Оружейной палате, делать иконостасы, строить храмы, обжигать в большом количестве изразцы, делать керамические иконы, металлургические работы, ювелирные, делать оружие – много всего. И мы видим, как складывалась потом их карьера: Новый Иерусалим – это кузница кадров, в том числе для Московского государства. Мне кажется, мы имеем все основания говорить, что так, наверное, развивалось бы государство, по этому пути пошла бы модернизация России, если бы Петр I не перенес столицу и не сделал резкий поворот в сторону светского государства. И мы этот путь наблюдаем, видя монастырские стены. Все привыкли, что монастырские псевдокрепостные стены были издавна на Руси. Нет, 99 % их было построено уже после Никона. До этого монастыри в основной своей массе были деревянными, у них были не крепостные стены, а ограды.

Вторая половина XVII века – это время своеобразного расцвета, быстрого пополнения казны, быстрого роста ресурсов. Если бы не ресурсы, не Никоновская и Алексея Михайловича ступень, то Петру I, наверное, невозможно было бы осуществить то, что он будет осуществлять, поэтому, мне кажется, что Новый Иерусалим – это интересная модель. Достаточно посмотреть на все предметы в реальности: на печи, в которых все это обжигалось, на горны, в которых отливались колокола. В это время заимствуется новая европейская иконография, не целиком, но она сильно входит в круг нашей иконографии. Во второй половине XVII века иконопись совсем другая, чем в XVI столетии. Появляется много новых книг. Типографии и книги прибыли к Никону раньше Нового Иерусалима, они были еще в Иверском монастыре, но сюда они перебазировались в значительной степени, поскольку здесь формировался будущий центр православного мира, будущая Святая Земля, если можно так сказать. Другое дело, что этого в Новом Иерусалиме не произошло в буквальном смысле слова по разным причинам: из-за церковных противоречий, из-за политических противоречий, из-за не настолько больших в то время возможностей Московии, но какой-то большой задел, рывок, ступенька в направлении Запада была преодолена, и очень характерно, что она была преодолена именно Церковью, где, конечно, симфония со светской властью просматривалась, особенно сначала, пока не произошел раскол между верующими.

– Мы еще продолжим серию выпусков о Новом Иерусалиме, а сегодня время нашего эфира подошло к концу. Всего вам доброго, до свидания!

  Автор передачи и ведущая: Елена Чач
Расшифровка: Людмила Моисеева

Тv-soyuz.ru

 

Хранители памяти

Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь. Часть 4

В этом выпуске передачи мы продолжаем рассказ о Воскресенском Ново-Иерусалимском монастыре и сделанных на его территории археологических находках. Мы подробнее поговорим о керамических архитектурных изразцах, которые стали изготавливать здесь во времена патриарха Никона, и увидим уникальную керамическую икону.

– В моих руках малый фрагмент богатейшего керамического убранства Воскресенского собора Ново-Иерусалимского монастыря. Об этом убранстве и об уникальных керамических иконах наш сегодняшний рассказ в передаче «Хранители памяти».

Ольга Николаевна Глазунова, заместитель начальника Ново-Иерусалимской археологической экспедиции, научный сотрудник Института археологии РАН:

– До тех новшеств, которые были принесены при патриархе Никоне и инициированы им, в России не было собственного поливного изразца. То есть изразец был просто из красной глины, покрытый побелкой, а в начале XVII века его начали покрывать зеленой прозрачной поливой на основе свинца. Но эта полива была одноцветная, а у нас, как мы видим, всё архитектурное убранство представляет известное пятицветие русского изразца: синий, желтый, бирюзовый, белый и полупрозрачный коричневый, который взят из старого времени. В России технологий производства таких изразцов с цветными поливами не было. Одно дело поливать одноцветной поливой; как вы понимаете, тут не будет видно никаких огрехов, и совершенно другой момент, когда вы раскрашиваете рельефную деталь разноцветными поливами. Сначала эта полива производилась из различных компонентов, часть из них, видимо, являлась секретами мастеров, секреты хранились очень хорошо, и патриарх Никон эти секреты принес сюда. Если мы обратим внимание на изразцы Нового Иерусалима, то здесь присутствует очень красивый кобальтовый цвет. Глубокий кобальт здешних изразцов больше нигде не был повторен. В Москве есть несколько зданий, которые были выполнены теми же новоиерусалимскими мастерами, и там этот кобальт есть, а потом он пропадает и сменяется совершенно другим синим цветом. На других изразцах он хорошо виден, он более светлый, то есть этот глубокий кобальт больше нигде не был сделан.

Как эти поливы производились? Если свинцовые поливы варили в большой ванне на основе свинца, то эти поливы варились в небольших горшочках. В гончарной мастерской таких использованных горшочков было найдено огромное количество, ими был усыпан практически весь пол. Полива варилась в этих горшочках, каждая отдельно; после того как она изготовлялась, горшочки просто разбивались, поэтому их большое количество. У нас есть очень интересный горшочек, который не использовался (их изготавливали сотнями или даже тысячами); видимо, мастер, изготовив какой-то последний горшок на этом этапе, оставил на нем свой автограф, написав: «Плошка сделана». К сожалению, часть горшочка потеряна и мы не знаем, лучшая плошка сделана или последняя, но тем не менее свой автограф автор оставил.

Как дети раскрашивают картинки, так раскрашивали изразец, это следующий этап. Полива по сути своей – это стеклянистая масса. Она расплавляется при обжиге и превращается в стекло, то есть поверхность становится блестящая. Естественно, что при этом если не принять специальные меры, то разноцветные поливы будут сливаться. В начальный период мы видим, что были сделаны попытки, чтобы полива не сливалась. На самом деле это не очень просто. Есть разные методы, один из них – вырезать и заливать поливу по границам выреза изразца, это так называемая «силезская» методика, но рельефный изразец, который большей частью использовался в архитектуре, так не сделаешь. Тогда была применена методика ювелирной техники, так называемая техника «клуазоне», когда края рельефа немного приподнимаются и за счет этого подъема полива остается внутри данного контура.

Мария Анатольевна Капитонова, заместитель начальника Ново-Иерусалимской археологической экспедиции, младший научный сотрудник Института археологии РАН:

– В качества примера изразца, которого нет на соборе, у нас представлен маленький интерьерный изразец, который, скорее всего, ставился вблизи, чтобы его можно было рассмотреть. На нем изображен рак в раковине как символ возрождения. К сожалению, на соборе таких изразцов нет: они либо не сохранились, либо их не успели поставить. Данный изразец готов к установке, на нем уже есть полива, он полностью раскрашен. Также у нас есть стол, скорее всего, под иконостас с иконостасными колоннами, на которых изображены фрукты. Есть один фрагмент из составной колонны, которая совмещается с другим кусочком.

Ольга Николаевна Глазунова:

– Одно из наших удивительных открытий – это керамическая икона XVII века. В процессе раскопок было найдено несколько фрагментов. Изначально мы нашли только фрагмент нимба, потом еще один фрагмент иконы и в огромном развале керамического брака на площади 25 кв. м, которым был засыпан монастырский ров, нашли фрагменты этой иконы. Всю ее собрали и склеили, отсутствует только небольшой кусочек, который, может быть, тогда же и был потерян. Надо сказать, что керамические иконы в России не были известны: это итальянская технология, да и там керамические иконы производила только одна семья, которая хранила эти секреты. Единственные керамические иконы, которые были известны в России до этого времени, – это иконы Старицких соборов.

По описям известно, что при строительстве Нового Иерусалима были использованы фрагменты разрушенного собора Михаила Архангела в Старице, и, возможно, именно там патриарх Никон увидел фрагменты керамической надписи, керамические иконы и захотел повторить этот эксперимент в Новом Иерусалиме. К сожалению, таких готовых икон нет. Почему прекратилось их производство, не очень понятно. Возможно, это связано с опалой патриарха; возможно, умер мастер, потому что это, безусловно, чье-то персональное творение и гениальность, и повторить его другими руками было невозможно. Готовых икон мы не видим, но эта уникальная икона явилась нам в результате раскопок. В гончарной мастерской был найден фрагмент другой иконы, и если мы сравним его с керамической иконой, то увидим, что все детали полностью совпадают, то есть они были сделаны по одной и той же матрице, но на осколке край немного ближе и не хватает надписи. Это свидетельство того, что с изображением как-то экспериментировали и пытались сделать его другим.

В первый год, когда мы только начинали исследование собора, в нем было найдено два фрагмента с нимбом. Помимо них у нас есть еще несколько фрагментов этой иконы до состояния, когда изразец поливался. Эксперименты прекратились на этом этапе, на моменте формирования изображения. Более того, если мы посмотрим на изображение, то увидим, что оно не завершено, то есть нет нижней части, и, видимо, был еще один изразец. Предполагалась двойная икона, но нижней части не найдено. У нас есть один фрагмент, где изображена рука, которая держит книгу.

Мария Анатольевна Капитонова:

– Находка этой иконы, пусть даже треснувшей (поэтому ее не смогли никуда поставить), все равно является большой ценностью. Дело в том, что производство икон, даже попыток изготовления икон из керамики, можно пересчитать по пальцам. Это единичные случаи, и они редко удавались. Более того, эта икона интересна еще техникой исполнения, очень тонким и выразительным рельефом, тщательной проработкой деталей. Она с любовью была сделана мастером. Единственный недостаток этой заготовки, что она очень большая и массивная и, видимо, не сразу удалась при обжиге. Но, судя по тому, что мы один фрагмент подобной иконы нашли в соборе, возможно, был и более удавшийся вариант. Есть аналоги русских керамических икон в нашей традиции, они более ранние и грубые, а подобное исполнение больше нигде не применялось.

– Мы еще продолжим рассказ о керамике, найденной на территории Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря, а сегодня время нашего эфира подошло к концу. Всего вам доброго, до свидания!

Часть 10

Часть 7

В этом выпуске мы продолжим раскрывать тему реставрации Воскресенского собора Ново-Иерусалимского монастыря. Вы услышите рассказ главного архитектора Центральных научно-реставрационных проектных мастерских Сергея Борисовича Куликова, увидите компьютерные модели, чертежи и фотографии из архива Союза реставраторов России, а также кадры самого собора и первого богослужения, которое в нем в мае этого года совершил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.


  Часть 8

Мы обращаемся к теме реставрации архитектурного облика Воскресенского собора Ново-Иерусалимского монастыря. О ее проблемах и достижениях рассказывает руководитель реставрационных работ — главный архитектор Центральных научно-реставрационных проектныхмастерских Сергей Борисович Куликов.


 Часть 9

В новом выпуске передачи — возвращение к теме археологии Нового Иерусалима. Начальник Ново-Иерусалимской археологической экспедиции доктор исторических наук Леонид Андреевич Беляев расскажет об уникальном археологическом открытии, сделанном на территории обители, — прекрасно сохранившейся колокольной яме, единственной на территории исторической Руси.

Тvsoyuz

Часть 10

Долгое время в рамках программы «Хранители памяти» выходили выпуски из Ново-Иерусалимского монастыря. Новая передача — постскриптум к вышедшему циклу — небольшой рассказ не только об археологических находках, но и о реставрации старинных изразцов.

Елена Чач, кандидат исторических наук

Тv-soyuz.ru

Части 1 — 4

Части 5 — 6

Части 7 — 9

Тv-soyuz.ru