browser icon
You are using an insecure version of your web browser. Please update your browser!
Using an outdated browser makes your computer unsafe. For a safer, faster, more enjoyable user experience, please update your browser today or try a newer browser.

А. БРИНЕР. Расходная книга патриарха Никона

Posted by on 25.04.2017

gallery_promo23473525

 

Въ 1852 году была напечатана во Временнике Московскаго Обще­ства Исторіи и Древностей расходная книга патріарха Никона.

Издатель не приложилъ ни введенія, ни комментарія къ этому па­мятнику и ограничился лишь краткимъ замечаніемъ, что расходная книга Никона во многихъ отношеніяхъ заслуживаетъ вниманія, такъ какъ она даетъ намъ возможность взглянуть въ домашній быть Ни­кона, заключаетъ въ себе некоторый матеріалъ для исторіи отношеній Никона къ царю, къ царице и къ некоторымъ вельможамъ, а также и указанія о ценахъ на разные предметы около половины XVII века, о состояніи тогдашней промышленности и пр. Къ сожаленію, и понынеэтотъ богатый источникъ для исторіи хозяйства остается не разработаннымъ.

Въ предлагаемомъ опыте мы подвергаемъ разбору расходную книгу Никона съ точки зренія исторіи хозяйства, обращая вниманіе, во-первыхъ, на некоторыя отношенія экономическаго быта тогдашняго времени, на общій характеръ хозяйства Никона, на степень развитія разделенія труда въ то время, на отношеніе между натуральнымъ и денежнымъ хозяйствомъ, на различныя потребности Никона и ихъ отношенія между собою, на способъ путешествій Никона, и вовторыхъ, употребляя расходную книгу Никона какъ источникъ для исторіи ценъ.

Расходная книга Никона обнимаетъ время отъ 14-го декабря 1651 года до 5-го августа 1652 года. Означенные восемь месяцевъ пред ставляютъ собою весьма замечатсльпый псріодъ въ жизни Никона. Въ началедекабря 1651 года онъ былъ еще Новгородскимъ митрополитомъ, находился въ Новгородеи оттуда именно 14-го декабря отправился въ путь въ Москву. Семь дней былъ онъ въ дороге. Не доезжая до Твери, его встретилъ царскій гонецъ, передавшій ему просьбу царя Алексея Михайловича поспешить своимъ прибытіемъ въ Москву. Никонъ, отправившійся въ дорогу съ многочисленною прислугою и съ громаднымъ багажемъ (путешественники ехали въ 31 саняхъ), послевстречи съ посланнымъ царя, тотчасъ же поспешилъ ехать дальше, покинувъ большую часть своей свиты и по­клажи, и на пяти саняхъ отправился въ Москву, куда и пріехалъ 21-го декабря до разсвета. Въ одной изь столичныхъ церквей онъ тотчасъ же отслужилъ молебенъ. Царь и царица, какъ скоро узнали о прибытіи уважаемаго іерарха, тотчасъ приветствовали его обычною въ такихъ случаяхъ присылкою яствъ и романеи. Кроме того, Алексей Михайловичъ подарилъ митрополиту пару санниковъ светлосерыхъ.

Никонъ вскоре устроилъ свое хозяйство въ Москве на довольно большую ногу. Онъ роздавалъ щедрыя милостыни духовнымъ лицамъ и учрежденіямъ, монахамъ, ниіщимъ, награждалъ весьма щедро день­гами и образами царскихъ служителей, приносившихъ ему царскіе подарки, покупалъ драгоценныя матеріи для своихъ ризъ, шубъ, шапокъ и пр., купилъ экипажъ, истратилъ много денегъ на украшеніе иконъ и вследъ построить паперть.

Въ продолженіе всего этого времени отношенія Никона ко двору были самыя лучшія. Его не разъ приглашали ко двору обедать, весьма часто посылали ему то икры или рыбы, то сластей и пряниковъ, а иногда и денегъ, однажды довольно значительную для того времени сумму 600 рублей.

Въ это же время состоялось путешествіе Никона въ Соловецкій монастырь для перенесенія оттуда въ Москву мощей св. Филиппа, свидетельствующее о томъ вліяніи, которое имелъ тогда Никонъ на царя Алексея. Никонъ выехалъ изъ Москвы 11-го марта. Во время его поездки, скончался въ Москвепатріархъ, и царь предлагаеть Ни­кону быть его преемникомъ. Не ранее какъ въ іюнемесяцеНиконъ пріехалъ въ Соловецкій монастырь, и послевесьма краткаго пребы- ванія здесь, возвратился въ Москву, куда пріехалъ 7-го іюля; тот­часъ же царь чрезъ князей Оболенскаго и Одоевскаго велелъ при ветствовать Никона и послалъ ему соболей, атласу и камки, между темъ какъ царица прислала ягодъ и дынь. 22-го іюля Никонъ последолгихъ просьбъ и обычныхъ отказовъ далъ согласіе; 25-го іюля последовало его освященіе. Немногимъ позже, 5-го августа, прекращаются записи изданной расходной книги.

Никонъ еще въ качестве Новгородскаго митрополита располагалъ довольно значительными матеріальными средствами. Онъ имелъ несколько тысячъ крестьянскихъ дворовъ, и для Валаамскаго монастыря купилъ 60 деревень, за которыя заплатилъ 60.000 рублей. Въ качестве патріарха, Никонъ успелъ значительно расширить бюджетъ патріаршій, умноживъ весьма зпачительпо число крестьянъ, платившихъ оброкъ патріарху, и пр. Къ сожаленію, расходная книга Ни­кона не заключаетъ въ себепочти никакихъ данныхъ о хозяйствеего, какъ Новгородскаго митрополита. Мы знаемъ только, что находясь уже въ Москве, онъ, заботился о своемъ новгородскомъ хозяйстве, посылалъ туда вначительныя суммы денегъ (однажды 600 руб­лей, другой разъ 800 рублей), отправилъ въ Новгородъ и въ село Ильинское довольно значительное количество патоки, очевидно—для приготовленія варенья. ІІо всей вероятности, значительные покупки меду (разъ куплено 113 пудовъ, другой разъ 72 пуда) также назна­чались къ отправленію въ Новгородъ для варенья и т. п. На десять рублей куплено яблонь для митрополичьяго сада въ Новгороде: это случилось въ началемарта (1652 г.), когда еще никто не могъ пред­видеть близкой перемены на патріаршемъ престоле.

Останавливаясь на разборе хозяйства Никона въ Москвевъ озна­ченное время, мы прежде всего обратимъ вниманіе на то, въ какой мере развито было тогда разделеніе труда.

Кроме предметовъ, домашнее заготовленіе которыхъ и ныне кажется довольно естественнымъ, какъ, напримеръ, квасу, на дому у Никона делались и такіе предметы, которые теперь постоянно покупаются вне дома, между прочимъ сургучъ. Несколько разъ въ нашемъ источнике упоминается о покупке киновари, съ целью приготовленія сургуча. Даже на пути въ Соловецкій монастырь делали восковыя свечи. Хлебъ обыкновенно пекли дома, какъ видно изъ покупки столь значительнаго количества ржи, какъ напримеръ, однажды 56 четвертей вдругъ, и т. п. Однако встречаются довольно частые случаи покупки печенаго хлеба. Такъ напримеръ,однажды, когда у Никона обедали гости, куплено калачей на 20 копеекъ. Сушильный старецъ Іона получалъ неболышія суммы денегь для покупки хлеба, муки и другихъ предметовъ. Къ Пасхе куплено два пирога для Никона; другой разъ упоминается о покупке 2000 кренделей. Овощи, клюква, яйца, столовая и кухонная посуда также по­купаются на рынке, а равно и сундуки или „коробки», необходимыя для путешествія изъ Новгорода въ Москву, фонарь изъ слюды для конюшни, подсвечники, бочки, ушаты, лохани и т. п. Довольно часто покупается писчая бумага, но обыкновенно въ незначительномъ количестве. Сальныя свечи всегда покупныя, тогда какъ восковые свечи делаются дома. Между темъ какъ вся великолепная одежда Никона шьется дома, покупаются на рынкесапоги, бараньи шубы, даже готовое белье для прислуги. Серебряные оклады для образовъ обкалы­ваются дома; за то лошадей нужно подковывать въ кузнице, и седло отдается въ починку вне дома. В некоторыхъ случаяхъ покупается предметъ промышленнаго производства, но не въ совершенно доделанномъ виде, так, что приходится отделывать его дома. Однимъ словоиъ, уже весьма мпогіе предметы въ хозяиствеНикона покупались на рынке, что и соответствуетъ тому развитію разделенія труда, которое отчасти существовало уже тогда въ Россіии. О такомъ состоя­нии промышленности свидетельствуетъ и то множество лавочныхъ рядовъ въ значительныхъ городахъ, какое упоминается иностранными писателями и о Россіи, напримеръ, Штраленбергомъ.

Впрочемъ, можно полагать, что Никонъ, находясь въ Москвелишь временно, не имелъ возможности обзавестись столь полнымъ хозяй ствомъ и домашнимъ устройствомъ, какое имели другія лица его со стоянія, постоянно жившія въ Москве, и безъ всякаго сомненія, не нуждавшіяся въ покулке, папримеръ, овощей на рынке.

Для царя тогда почти все делалось дома, и въ лишь весьма редкихъ случаяхъ некоторые редкіе, преимущественно иностранные товары покупались въ лавкахъ. Жалованье стрельцамъ и прочимъ слу жилымъ людямъ давалось большею частью натурой, а не деньгами Множество ремесленниковъ работали для царя.

Разумеется, и прислуга Никона вознаграждалась почти исключи­тельно натурою. За то нужно было платить деньги вольнымъ ремесленникамъ за починки разнаго рода, за ковку лошадей, за ветеринарныя операціи, за постройки, за шитье платья или шубъ, за мытіе половъ.

Когда Никонъ долженъ былъ награждать царскихъ спальниковъ, сытниковъ, истопниковъ, скатертниковъ, подключниковъ и пр., приносившихъ ему подарки отъ царя, царицы или знатныхъ вельможъ, эти награды по большей части состояли не въ деньгахъ, а въ образахъ, при чемъ однако серебро походило некоторымъ образомъ на ходячую монету. Такихъ случаевъ очень много, такъ что обделка иконъ въ серебро въ домеНикона, вероятно, никогда не прекра­щалась. Изъ весьма значительнага числа данныхъ въ расходной книгеНикона мы узнаемъ самымъ точнымъ образомъ о количестве употребленнаго драгоценнаго металла и о цене  серебра. Иконами награждались лишь лица значительные; младшіе служители получали деньги.

Разделяя все потребности на предметы необходимые и предметы роскоши, и сравнивая эти два разряда потребностей между собою, мы приходимъ къ тому заключенію, что обыкновенный необходимый потребности Никона, напримеръ, въ отношеніи къ пище, къ домашней утвари, къ сосудамъ и пр. были чрезвычайно скромны, между темъ какъ роскошь въ отношеніи къ одежде была чрезвычайная.

Санъ Никона не дозволялъ ему употреблять мясо или вино, а постная пища митрополита почти ничемъ не отличалась отъ обыкновенной пищи простаго народа. Единственное исключеніе представляли некоторыя лакомства, присылаемый Никону отъ царя или царицы, и иногда дорогія рыбы. За то обыкновенно пищею митрополита и лицъ, его окружавшихъ, были: хлебъ, лукъ, хренъ, репа, грибы, икра, чсснокъ, масло, медъ; калачи были исключеніемъ. Но случаю большихъ праздниковъ готовилось особое печеніе или кушанье съ приправой иноземныхъ пряностей. Къ Пасхе покупаются, въ ничтожномъ, впрочемъ, количестве: шафранъ, изюмъ, рисъ, миндаль, винныя ягоды, перецъ и т. д.

Серебряной посуды Никонъ почти вовсе не имелъ для своего домашнего ежедневнаго обихода. Весьма часто упоминается о покупке самыхъ простыхъ деревянныхъ или оловянныхъ тарелокъ, блюдъ, ложекъ. Даже то блюдо, на которомъ однажды митрополитъ, по случаю большаго праздника, поднесь патріарху и царю прос­форы, стоило только 4 копейки, значить было, по всей вероятности, деревянное. Бывали впрочемъ и исключенія. Такъ напримеръ, 3-го марта купленъ въ коробейномъ ряду сундукъ дубовый, окован­ный железомъ съ замкомъ, который стоилъ не менее шести рублей 25 копеекъ. За то, вообще говоря, судя по ценамъ замковъ, бочекъ, лоханокъ, сундуковъ, коробокъ и пр., который были покупаемы для митрополита, всеэти предметы были самаго простаго качества. То же самое можно сказать и о предметахъ, относящихся къ упряжи: возжи, дуги, седла, хомуты, купленные для хозяйства Никона, представляютъ самую ничтожную стоимость. Чуть ли не единственнымъ предметомъ роскоши въ домеНикона были часы, о которыхъ упо­минается по случаю починки ихъ „лагалища», однако о свойстве последняго можно судить по тому обстоятельству, что оно было сде­лано плотникомъ.

Для умственныхъ занятій Никонъ не тратилъ болышихъ денегъ. Покупка писчей бумаги не столько объясняется литературными или учеными трудами, сколько административною перепискою. О покупке книг почти вовсе не упоминается; только однажды куплено Евангеліе печатное, за которое уплачено 1 р. 60 коп., такъ что оно ценностно равнялось четыремъ четвертямъ ржи; другой разъ купленъ печатный часовникъ, за который заплачено 36 копеекъ. Впрочемъ, у Никона была своя подручная библіотека, какъ видно изъ покупки коробки для книгъ, стоившей 24 копейки.

Все это оказывается довольно скромнымъ расходомъ. Въ противоположность тому, однако, Никонъ тратилъ огромныя суммы на свои одежды. Судя по некоторымъ даннымъ, Никонъ любилъ этого рода роскошь и одевался чрезвычайно пышно 2). По всей вероятности, Ни­конъ уже въ Новгородебылъ снабженъ богатымъ выборомъ платья. Употребленіе въ дорогъ 31 саней, доказываете, что багажъ Никона былъ значителенъ, а въ багаже, безъ сомненія, былъ и довольно зна­чительный запасъ одежды. Не смотря, однако, на это, Никонъ тотчасъ же послеприбытія въ Москву, началъ тратить болышія депьги на по­купку дорогихъ матерій. Когда царь, въ первые дни пребыванія Ни­кона въ столице, подарилъ митрополиту пару лошадей, Никонъ тот­часъ же купилъ сани, за которые заплатилъ 1 руб. 20 коп., что, разумеется, не особенно дорого. За то эти сани были обиты сукномъ, ко­торое стоило по 41/[1] руб. аршинъ, такъ что это сукно, купленное за 12 руб., ценностію равнялось 30 четвертямъ ржи. Немногимъ позже, Никонъ покупаетъ золотую тканную панагію съ яхонтомъ, жемчугомъ и пр., за 30 руб., причемъ даетъ своихъ денегъ 25 руб. да 5 руб. казенныхъ; далее хребтовый мехъ для шубы, 5 аршинъ тафты на 3 руб. 75 коп. Значить, стоимость панагіи равнялась ценностію 70 или 80 четвертямъ ржи. Не прошло и недели после этой покупки, какъ опять митрополитъ покупаете два аршина червчатаго атласу для прекрасной шапки; неделю спустя опять куплено камки «тожинной травчатой» 20 аршинъ, за которые заплачено 21 рубль. Затемъ въ продолжепіе несколькихъ недель не упоминается о покупкетакихъ предметовъ; но уже въ концефевраля куплено для собольихъ шапокъ бархату вишневаго 7 аршинъ на 21 руб., и сорокъ соболей на 30 рублей, такъ что эти шапки ценностію равнялись 120 четвертямъ ржи. Несколько дней спустя, опять куплено въ Сурожскомъ ряду белаго атласу 3 аршина, червчатаго 3 аршина, зеленаго атласу на 1руб., тафты для подкладки на 1 руб.; затемъ шьется для Никона мятелъ, и для этой цели куплепо сукна вишневаго 7’/2аршинъ по 1руб. 40 коп. аршинъ и еще 93/4 аршинъ вишневаго сукна по 1 руб. аршинъ, такъ что мятелъ стоилъ около 28 рублей и равнялся своею стоимостью 70 четвертямъ ржи. Въ начале апреля опять шьется мя­телъ, для котораго куплено камки вишневой узорчатой, стбившей 4 рубля. ІІо возвращепіи изъ Соловецкаго монастыря, сделавшись патріархомъ, Никонъ тотчасъ же позаботился объ изготовленіи новыхъ облаченій: онъ купилъ въ шапочномъ ряду 12 аршинъ сукна, боброваго меху и т. д. на сумму 11 рублей и камки на ризы белыя и т. д., на сумму 20 рублей.

Такимъ образомъ, сумма денегъ, истраченная Никономъ въ продолженіе семи месяцевъ на разныя матеріи, представляетъ собою весьма значительную цифру 200 рублей. На эту сумму тогда можно было купить не менее 500 четвертей ржи. Такая противоположность между простотою піщи и роскошью одежды іерарха объясняется какъ обычаемъ того времени, такъ и личнымъ характеромъ Никона, любившаго «стоять высоко и ездигь широко». Впрочемъ, Русскіе люди вообще въ то время любили наряжаться и тратили большія деньги на свой гардеробъ. Не даромъ Крижаничъ горько жалуется па этотъ видъ роскоши. То же разказываютъ и иностранные писатели

Высокопоставленные лица должны были делать щедрые подарки многимъ людямъ. Никонъ особенно много давалъ денегъ монастырямъ и монахамъ; однажды онъ подарилъ одному монастырю 50 рублей вдругъ, но другой разъ въ подобномъ же случае дано имъ 50 коп. Делалъ онъ денежные пожертвованія и въ монастыри православнаго Востока: такъ, напримеръ, въ пользу одного греческаго монастыря онъ далъ 7 рублей. Никону случалось делать подарки даже въ дороге: то покупаетъ онъ сапоги для бедныхъ монаховъ, то даетъ денегъ въ пользу колодниковъ или арестантовъ. Мы уже говорили о значительныхъ подаркахъ, которые получали отъ Никона придвор­ные слуги, приносившіе ему отъ царя и царицы разные дары, или приходившіе звать его ко двору. Почти ежедневно являются такія лица и каждый разъ получаютъ или деньги, или образа. Награда соответствуетъ всегда ихъ чину. Далее, по случаю поздравленія къ Рождеству, духовный лица и певчіе получаютъ отъ Никона 16 рублей. Когда однажды Никонъ обедалъ въ одномъ монастыре, всеобита­тели монастыря получили подарки.

Въ расходной книгеНикона заключаются некоторыя данныя о способе путешествій въ тогдашнее время. Какъ мы уже знаемъ, въ продолженіе техъ немногихъ месяцевъ, къ которымъ относится рас­ходная книга, Никономъ совершены путешествія изъ Новгорода въ Москву зимою и изъ Москвы въ Соловецкій монастырь и обратно весною и летомъ.

Въ самый день отъезда изъ Новгорода были куплены у горшечника две коробки для некоторой поклажи. По всей вероятности, нужно было взять съ собою значительное количество съестныхъ припасовъ. Въ дорогеоныхъ покупается мало: между прочимъ, рыбы въ Валдае: 50 щукъ, 17 лещей, 16 окуней, 3.600 валдайскихъ сельдей; затемъ немного дальше еще 7 лещей, 2 щуки, 10 окуней. На дороге покупаютъ сена и овса, подковываютъ лошадей. На местеночлега дворнику дается небольшая сумма. Въ Твери митрополитъ покупаеть немного писчей бумаги. Все путешествіе изъ Новгорода до Москвы продолжалось семь дней, такъ что на каждыя сутки приходится около 60 верстъ.

Когда Никонъ, 11-го марта, отправился въ дорогу въ Соловецкій монастырь, зима уже приходила къ концу. Никонъ ездилъ въ по возке, посаженной на сани. Для путешествія куплепо было 10 са ней, сбруя для лошадей, сундукъ и пр.; для митрополита нуженъ дорожный кожанный стулъ. Значительный запасъ сена взять въ дорогу. Путешествіе до Вологды продолжалось семь дней; въ Вологде, какъ кажется, вследствіе распутицы, путешественники остались на 32 дня. Никонъ долженъ былъ обзавестись тутъ полнымъ хозяйствомъ, купилъ разной кухонной и столовой посуды, 56 четвертей ржи, чанъ капусты, 81/2 четвертей ржаныхъ сухарей, масла, воску, уксусу, соли и проч., заказалъ медные подсвечники, велелъ приготовить десятьчетвертей квасу, купилъ коробью для столоваго серебра и двеска­терти, велелъ сшить себемятелъ, приказалъ плотнику Бондрашкесделать „лагалище» для часовъ и отпраздновалъ праздникъ Светлаго Воскресенія и имянины царицы. Пришлось купить даже водовозную лошадь. 19-го апреля Никонъ выехалъ изъ Новгорода; намъ не известно, когда онъ пріехалъ въ Холмогоры, но изъ этого города онъ выехалъ 12-го мая и прибылъ въ Архангельскъ 22-го мая; тамъ онъ оставался неделю. На берегу моря литы восковыя свечи, въ кото­рыхъ нуждались при предстоявшемъ церемоніалевъ Соловецкомъ мо- пастырепо случаю псренесенія мощей св. Филиппа въ Москву. За- темъ изъ Архангельска путешественники отправились моремъ въ Со­ловецкое, гдепребываніе ихъ было весьма продолжительно: 7-го іюня Никонъ отправился уже въ обратный путь. Чрезъ Онегу и Кар­гополь до Москвы Никонъ былъ въ дороге29 дней, такъ что на сутки, при разстояніи около 1.100 верстъ, приходится около 50 верстъ. О расходахъ путешествія въ Соловецкое мы не имеемъ никакихъ данныхъ. Какъ кажется, Никонъ ездилъ на своихъ лошадяхъ, между темъ какъ на пути изъ Новгорода въ Москву опъ употреблялъ почтовыхъ лошадей. Котошихинъ замечаетъ, что ямщики получали въ то время за каждыя 10 верстъ по 11/2 копейки.

Мы знаемъ, что поездъ Никона состоялъ изъ 31 саней, но не знаемъ—приходилось ли на каждыя сани по 1 лошади или по 2, или больше. Карлейль ехалъ въ одну лошадь; въ рисункахъ барона Мейерберга также встречается несколько разъ упряжь въ одну лошадь. Г. Костомарову однако, замечаетъ, что въ то время путешественники обыкновенноездили на двойке. Какъ бы то ни было, расходы для 31 саней, какъ видно изъ расходной книги Никона, были незначительны. Принимая въ соображеніс указаиія о разстояніи въ верстахъ отъ станціи до станціи,— а обо всемъ этомъ въ расходной книгеІІикона встречаются данныя (20 верстъ стоили 90 коп., 65 верстъ—3 рубля, 53 версты— 2 руб. 50 коп., 87 верстъ—4 рубля и пр.),—мы можемъ вывести заключеніе, что въ случаеезды въ одну лошадь, каждая лошадь обходилась по 1 копейкеза 7 верстъ, въ случаеезды въ двелошади расходы были на половину меньше.

Переходимъ къ разбору расходной книги Никона, какъ источника для истории ценъ.

Трудно определить, въ какой мерецены различныхъ предметовъ, показанных въ расходной книге Никона, могутъ считаться высокими или низкими. Нетъ бевусловнаго или абсолютнаго мерила ценъ, при помощи котораго можно бы сравнивать тогдашнія цены съ нынеш­ними. И рабочая плата, и драгоценпые металлы, и хлебъ подверга­лись въ продолжепіе двухъ столетій, прошедшихъ со времени веденія расходной книги Никона, различяымъ переменамъ въ отношеніи къ ценамъ. Что касается до обыкновенной рабочей платы, то она въ ХеII столетіи, при преобладаніи крепостнаго права, существовала какъ-бы лишь въ видеисключенія, и смотря по месту, по времени и по качеству труда, представляетъ собою очень большия разности, а потому не можетъ служить удобною меркою ценъ. Цена драго ценныхъ металловъ можетъ быть признана весьма шаткимъ мериломъ ценъ, потому что измененія величины монетной единицы меняютъ выраженіе цены этихъ металловъ, а открытіе новыхъ рудъ въ новейшее время повліяло на ценность металлов и содействовалоихъ удешевлснію. Именно во время XVI и XVII столетія изменялась мо­нетная единица въ Россіи. При Іоанне IV изъ одного фунта серебра чеканилось 6 рублей, при цареВасиліеШуйскомъ— 6 рублей 30 коп. при цареМихаиле877 коп.; прицареАлексее Михайловиче9212/3 — 1024 коп. ). Теперь же изъ одного фунта серебра чеканится 22 рубля. Соответственн такому уменьшениюонетной единицы въ продолженіе последнихъ вековъ должны были состояться слу­чаи повышенія ценъ на всеостальные товары; отстраняя всепрочія причины убавленія или повышенія ценъ, следовало бы пола­гать, что вышеозначенныя перемены въ величинемонетной еди­ницы должны были иметь следствіемъ повышеніе ценъ на всето­вары въ размере1 : 21/2. О подобныхъ случаяхъ мнимой дороговизны и упоминается въ современных, историческихъ матеріалахъ. Такъ, напримеръ, въ 1621 году англійскій посланникъ Джонъ Мерикъ жа­ловался на перемену денегъ въ размере25°/0, на вздорожаніе мно­гих» русскихъ предметовъ вследствіе того, и на затрудиеиіс торговли чрезъ это обстоятельство. Бояре же въ ответъ жаловались на вздорожаніе многихъ англійскихъ товаров. Въ началеХеШвека Посошковъ изъявлялъ крайнее неудовольствіе относительно возвышенія ценъ на разные иностранные товары, между темъ какъ такія перемены въ ценахъ объясняются весьма точнымъ образомъ измененіемъ, то-есть, убавленіемъ монетной единицы  ).

Нельзя утверждать, что соответственно съ этими вышеупомянутыми переменами монетной единицы въ размере1 : 21/2 покупатель­ная сила одного рубля въ 1652 году равнялась бы покупательной силе21/2 рублей въ настояіцсс время, или чтобы на 1 руб. тогда можно было купить 2 1/2 раза больше, чемъ можно купить на одинъ рубль сегодня. ІІеремена ценности серебра, а также и разныя другія условія убавили покупательную силу одного рубля съ техъ поръ въ гораздо болыиихъ размерахъ, нежели въ размере21/2 : 1. Однако нельзя считать возиожнымъ выразить это отношеніе точною цифрою. Для уясненія этого вопроса нужно прибегнуть къ ценамъ хлеба.

Адамъ Смитъ, въ пятой главеперваго тома своего знаменитаго сочиненія, замечаетъ, что деньги въ продолженіе немногихъ только летъ могутъ считаться лучшею, то-есть, более постоянною мерою цьнности, чемъ хлебъ, который сохраняегъ эту способность въ те ченіе столетій. Разница настоящей ценности какого-либо предмета въ разнос время лучше всего выражается разницей удобства или легкости, съ которыми можно иріобрести его въ разное время, или же разницею удобства, съ которымъ владетель этого предмета можетъ при помощи его въ различныхъ случаяхъ располагать трудомъ дру гихъ лицъ. Главнымъ же основаніемъ рабочей платы должно однако считать хлебныя цены.

Четверть ржи во время Никона стоила среднимъ числомъ 40 коп. Принимая въ соображеніе исключительно перемену съ техъ поръ монетной единицы, следовало бы ожидать, что четверть ржи теперь должна бы стоить 21/2 раза дороже, то-есть, одинъ рубль, а между темъ четверть ржи стоитъ нынеприблизительно 7 рублей. На основаніи этого можно бы, пожалуй, заключить, что покупательная сила одного рубля при Никонебыла въ 7 разъ значительнее покупательной силы одпого рубля въ настоящее время, потому что цена ржи не можетъ не вліять па цены многихъ другихъ товаровъ. Однако это положеніе несправедливо, потому что покупательная сила одного рубля въ от ношсніи ко мпогимъ другимъ товарамъ могла изменяться и действи­тельно изменялась въ совсемъ иныхъ размерахъ. Темъ не менее, обращая особенное впиманіе на хлебныя цены, можно указать на группу товаровъ, въ которой замечается стремленіе къ пониженію ценъ, и на группу такихъ предметовъ, въ которыхъ замечается стре мленіе къ повышенію ценъ.

На основаніи вышеизложенныхъ соображсній разбирая, въ отно шеніи къ исторіи ценъ, расходную книгу Никона, мы получаемъ результаты, соответстоующіе выводамъ, сделанныиъ некоторыми эко­номистами, какъ напримеръ, Чибраріо, Тукъ и Ньюмарчъ, Рошеръ, Ласпейресъ и др., путемъ историко-экономическихъ изследованій. Ро­шеръ, въ своемъ сочиненіи: „Начала политической экономіи», въ от- делеобъ исторіи ценъ, доказываетъ, что исторія ценъ на сырые про­дукты представляетъ постоянное повышеніе этихъ ценъ, такъ что, нанримеръ, зерновой хлебъ, какъ сырой продукт, въ средніе века былъ относительно дешевле муки и печенаго хлеба, потому что мука и печеный хлебъ уже могутъ считаться продуктами промышленности. При ГенрихееIII въ Англіи бедные люди питались говядиною, между темъ какъ хлебъ стоилъ сравнительно дорого. Въ 1348 году целый быкъ стоилъ столько же, сколько стоила пара сапогъ. Въ 1172 году 1 аршинъ сукна стоилъ столько же, сколько стоили 2 быка. Въ XV столетіи въ Флоренціи 1 фунтъ сахару равнялся ценностью 15 фун- тамъ говядины, одипъ фунтъ перцу равнялся 28 фунтамъ сала и пр. Весьма интересная статья бывшаго профессора Дерптскаго универ­ситета Ласпейреса: „Какіе товары въ продолженіе времени становятся более и более ценными»заключаетъ въ себедоказательство того, что даже при сравненіи двухъ новейшихъ эпохъ: 1846— 1850 гг. и 1851—1865 гг., можно прійдти къ такимъ же результатам

Изъ весьма тщательно разобраннаго и чрезвычайно богатаго статистическаго матеріала о ценахъ на различные продукты въ періодъ 1846по 1865 г. видно, что цены на сырые продукты, какъ напримеръ, лесной товаръ, предметы охоты, рыбной ловли, скотоводства и земледелія изменились въ размере100 : 179, а цены на мануфактурные товары поднялись въ размере100 : 108,—такъ что въ продолженіе этого двадцатилетняго періода цены на сырые продукты поднялись почти втрое более, нежели цены на мануфактурные товары. Если же принять еще въ соображеніе соответствующій этому періоду упадокъ въ цене денегъ, то оказывается, что между темъ какъ сырые продукты поднялись въ ценевъ пропорціи 100 : 178, цены на мануфактурные товары не только не поднялись въ размере100 : 108, по даже упали. Весьма любопытны следуюіціе примеры перемены ценъ на некоторые товары: особенно сильно поднялись цены такихъ товаровъ, въ производствекоторыхъ природа становится мало по малу менее щедрою: китовый усъ, гагачій пухъ, буйволовы рога, оленьи кожи, слоновая кость, губки, древесная смола и нр.

Сырыя кожи вздорожали вначительнее пред­метовъ, выделываемыхъ изъ кожи; кости вздорожали более, чемъ при­готовляемая изъ костей черная краска; химическіе продукты, какъ напримеръ, сода, экстракты изъ дерева, значительно упали въ цене, а также предметы, выделываемые изъ металловъ и минераловъ, какъ папримеръ, киноварь, проволока, рельсы. Железо сделалось дороже, но не на столько, на сколько сделался дороже каменный уголь, и т. п.

При разборе расходной книги Никона, мы невольно должны были обратить вниманіе на некоторыя особенно бросающіяся въ глаза перемены въ ценахъ на различные товары, происшедшія въ продол- женіе последнихъ двухъ столетій. Разделяя данные о ценахъ на различныя группы, мы приходимъ къ довольно точнымъ результатами Итакъ, скажемъ особо о сырыхъ продуктахъ, о рабочей плате, о про­дуктах промышленности и о колоніальныхъ товарахъ.

Сырые продукты. Низкой степени культуры соответствуетъ дешевизна сырыхъ продуктовъ. Иностранные путешествен­ники часто удивлялись расточительности при потребленіи леса въ Россіи. Карлейль, между прочимъ, разказываетъ, что Русскіе, сопро­вождавши его и его свиту отъ Архангельска къ Москве, однажды въ дороге развели огонь въ такихъ размерахъ, какъ будто они намеревались распространить большой пожаръ по всему краю. Улицы городовъ были мощены деревомъ. Дома почти исключительно были деревянные. Даже железные гвозди употреблялись какъ-бы въ видеисключенія: ихъ обыкновенно заменяли деревянными. Известно, что вследствіе частыхъ пожаровъ суіцествовалъ обычай покупать избы на рынке. При свадьбахъ зажигали большіе костры для освещенія и пр.

О ценахъ на дерево при постройкахъ мы узнаемъ изъ расходной кпиги Никона некоторыя любопытный подробности по случаю сооруженія Никономъ паперти въ его домевъ Москве. Паперть делалась, разумеется, изъ дерева, и при этомъ случаеобозначаются цены всехъ бревенъ, купленныхъ для постройки. 1-го января куплено

40 коп., 15 бревенъ въ 27 саж. за 34 коп. и пр. Изъ этихъ данныхъ видно, что 130 аршинъ бревенъ равнялись тогда ценностью одному аршину сукна. Целая изба покупается за 16 рублей. Пара оглоблей стоить 1 коп. Деревянный коробки (сундуки) стоять отъ 6 до 15 коп. Рогожи для упаковки около ста рыбъ стоять 4 коп. Сани, который купилъ Никонъ сейчасъ же по пріездевъ Москву по слу­чаю подаренныхъ ему царемъ санниковъ (лошадей), стоили по более 1 р. 19 к. (безъ сукна); бывали случаи, въ которыхъ покупаются дорожныя сани по 15 коп.; однажды даже упомииается о саняхъ, ко­торый стоили не более 5 кои.—28 блюдъ и 70 ложекъ стоили вместе64 коп.; 200 ложекъ стоили 1 р. 20 к. Бочки стоили сравнительно дорого, то-есть, 30 к., очевидно потому, что въ этой цепе, кромеценности сыраго матеріала, принимается въ соображеніе и трудъ бочаря. Въ сравненіи съ хлебомъ бочка тогда стоила дороже, чемъ ныне.

О ценахъ на мясо мало сведеній въ расходной книгеНикона. Только однажды, въ продолженіе всего семимесячнаго періода, къ которому относится расходная книга Никона, покупается мясо, и именно свиное, въ количестведвадцати полтей по 33 коп. за пудъ, что—принимая въ соображеніе тогдашнія цены на хлебъ и лесъ— кажется не особенно дешевымъ 1).

Очень дешево, какъ кажется обходилась перевозка кладей изъ одного места въ другое: такъ напримеръ, Никонъ, купивъ однажды 3 бочки для квасу, заплатилъ за доставленіе ихъ на домъ 1 коп. Другой разъ купленный 20 белугъ, который, безъ сомненія, занимали несколько повозокъ, были доставлены въ домъ, занимаемый Никономъ за 8 коп. Такихъ данныхъ встречается немного; изъ нихъ можно бы, пожалуй, сделать заключеніе о дешевизнелошадей и лошадинаго корма.

Иностранцы удивлялись дешевизне рыбы въ Россіи. Однако въ этомъ отношеніи различные сорта рыбы резко отличаются другъ отъ друга. Действительно, на дороге изъ Новгорода въ Москву Никонъ купилъ, какъ мы видели, много рыбы за небольшія деньги; за то осетры и тогда были предметомъ роскоши, за двадцать штукъ осет- ровъ заплачено 8 рублей, белуги обходятся по 1 рублю штука. Народъ питался большею частью сонною рыбою и даже часто несколько тухлою; рыба, привозимая живою изъ отдаленныхъ краевъ государства и содержимая въ садкахъ, была пищею однихъ богатыхъ и знатныхъ ‘). И на западе замечается такая большая разница въ цене на различные сорта рыбы. Между темъ какъ въ средніе века лосо­сина ловилась въ столь большомъ количестве, что прислуга нани­малась съ условіемъ, чтобъ ей не чаще, чемъ два или три раза въ педелю, давать этой рыбы 2), въ одной монографии о ценахъ въ городе Орлеане(въ XIV и XV столетіяхъ), упоминается о дорогой рыбе, которая потреблялась исключительно богатыми *).

Яйца, какъ видно изъ расходной книги Никона, стоили но 8—16 коп. сотня, что довольно сходно съ показаніями Олеарія (9 яицъ, 1 коп.) и Кильбургера (5 яицъ—1 коп. въ мае, 15 яицъ—1 коп. въ іюле).

Цена кожи оказывается несколько высокою. Никонъ заплатилъ за подошвы къ сапогамъ 18 коп., за пару сапоговъ 1 руб., за сафьянъ для шапки 50 коп.—Мехъ также не былъ дешевъ. За одну овечью шубу Никонъ заплатилъ 97 коп., эа баранью шубу 1 рубль 4).

Изъ этихъ примеровъ видно, что сырые продукты, требовавшіе некоторой обработки, не были дешевы. Мыло и сальныя свечи, на- примеръ, какъ можно заключить изъ данныхъ, встречаемыхь въ рас­ходной кпигеПикона, не могутъ считаться особенно дешевыми. Какъ часто у Никона стирается столовое белье или клобуки и т. д., по­сылается за мыломъ, за которое однажды, напримеръ, по случаю стирки столоваго белья заплачено 3 коп. Принимая во вниманіе раз­ницу между тогдашнею и нынешнею ценою на хлебъ можно прійдти къ тому заключенію, что въ настоящее время на эту сумму можно купить 10 фунтовъ мыла. За сотню сальныхъ свечъ платилось отъ 24 до 30 коп. Предполагая, что сальныя свечи при Никоне въ отношеніи къ величинеи весу соответствовали нынешнимъ, можно вывести заключеніе, что съ настоящее время за соответствующую сумму денегъ (принимая во вниманіе различіе хлебныхъ ценъ), можно купить вдвое более сальныхъ свечей. Впрочемъ, сальныя свечи были дешевле восковыхъ, и даже въ хозяйствецаря въ XVI столетіи по большей части употреблялись сальныя свечи). Ламповое масло было такъ дорого, что даже мало было лампадъ предъ ико­нами [4] ). Фунтъ воску, о ценекотораго упоминается весьма часто въ расходпой книгеНикона, стоилъ 12 коп., такъ что ценность пуда воску равнялась тогда ценности 12 четвертей ржи, между темъ какъ въ настоящее время пудъ воску равняется ценностью 3—4 четвер­тямъ ржи. Медъ, который въ хозяйствеНикона покупался весьма часто, стоилъ 66, 67, 75, 84 и 86 коп. пудъ, такъ что одинъ пудъ меду равнялся двумъ четвертямъ ржи, между темъ какъ въ настоящее время цена одного пуда меду равняется приблизительно цепеодной четверти ржи. Коровье масло можетъ считаться особенно дорогимъ. Оно стоило отъ 90 до 130 коп. за пудъ, такъ что около трехъ четвертей ржи соответствовали тогда одному пуду масла, между темъ какъ теперь пудъ масла стоить лишь немного дороже одной четверти ржи.

Не особенно часто въ расходной книге Никона упоминается объ овощахъ и зелени, о ценахъ которыхъ мы узнаемъ лишь весьма мало. Огородничество, по замечанію Олеарія, было тогда сильно развито въ Россіи. Лучшихъ сортовъ фруктовъ было мало, зато ягодъ—въ изобиліи. Гольштинскіе путешественники на пути изъ Ревеля въ Москву купили много малины за 1 коп. Мы не можемъ судить о значеніи следующихь показаній о ценахъ на овощи, встречаемыхъ въ расходной книге Никона: 30 кочней капусты 9 коп.; чанъ капусты 60 кон.; чанъ огурцовъ 36 коп.; ушатъ огурцовъ 5 к.; 2000 огурцовъ 57 коп.; четверть луку 10 коп.; горохъ отъ 80 коп. до 120 коп. четверть. Изъ последняго показанія видно, что цена гороху въ сравненіи съ ценою ржи не изменилась съ техъ поръ. Также и отношеніе цены ржи къ цене пшеницы не изменилось. За то весьма лю­бопытна большая разница между ценою ржи и ценою ржаной муки, между темъ какъ въ настоящее время эта разница ничтожна. Четверть ржаной муки стоила тогда втрое и вчетверо дороже, чемъ четверть ржи, между темъ какъ въ настоящее время четверть ржаной муки 15% дороже ржи Четверть ржаныхъ сухарей стоила 34 копейки, 1000 кренделей—40 коп.

Рабочая плата во время Никона еще чаще, чемъ въ настоящее время, давалась не деньгами, а натурою. Не говоря ужь о другихъ затрудненіяхъ при сравненіи рабочей платы тогдашней съ нынешнею, одно это обстоятельство не допускаетъ точнаго сравненія между ценами труда различныхъ эпохъ. Простая рабочая плата въ смыслеуплачиваемой въ настоящее время массамъ рабочихъ на фабрикахь, при постройке железпыхъ дорогъ и пр., тогда почти вовсе не суще­ствовала по недостатку столь обширныхъ промышленпыхъ предпріятій и вследствіе преобладанія крепостнаго нрава. За то трудовая плата въ виде вознагражденія за более сложный, техническій, умствен­ный трудъ можетъ сделаться предметомъ сравнительно-историческаго изученія. И тогда, и теперь вознаграждались труды врача, офицера, управляющая какимъ-либо заводомъ и пр. На этотъ счетъ, напримеръ, дневникъ Гордона заключаетъ въ себенесколько хорошихъ данныхъ.

О жалованьелицъ, служившихъ у Никона, мы узнаемъ весьма мало. Оно давалось въ самой ничтожной доле деньгами, большею же частью—натурою. Такъ напримеръ, сушильному старцу Іоне, ко­торому было поручено веденіе хозяйства, выдавалось денежное жа­лованье въ размере 3 руб. за полугодіе. Любопытнее заметка, что две женщины, нанятая для мытья половъ въ доме Никона, получили 20 коп. Дворнику въ томъ месте, где останавливался Никонъ однажды на пути изъ Новгорода въ Москву, дано 2 коп. Ковка лошади стоить отъ 8 до 9 коп. Чищены рты лошадямъ за 3 коп. Сани, купленный Никономъ, какъ мы видели, стоили 119 коп., но къ этимъ санямъ приделано железо, и за ту работу (вероятно, въ то же время и за самое железо) заплачено 2 рубля. 5 коп. заплачено за приготовленіе одного фунта хлопчатой бумаги для светиленъ, что, разу-

*Въ расходной книге показаны следующія цены: четверть ржи 40—64 коп; четверть ржаной муки 157 коп. Въ настоящее время четверть ржи въ С.-Пе­тербурге 725-750 коп, ржаная мука 8 р.—8 р. 50 коп. (цены въ Петербурге на 20-го марта 1873 года).

меется, въ сравненіи съ нынешиимъ машиннымъ производством, та­кого рода неимоверно дорого. Плотнику, сделавшему «лагалище» для часовъ, заплачено 25 коп. Живописцу, написавшему 10 иконъ Богородицы, дано 1 руб. 50 коп., что, разумеется, не много, хотя и можно полагать, что иконы не были произведеніемъ действительно изящнаго искусства. Переплетчику дано 10 коп. за доставленіе 24 тетрадей и кожанаго переплета. Довольно дорого стоило обложить евангеліе серебромъ, а именно 5 руб., однако главную долю въ этой цене составляетъ не заработная плата, а количество употребленнаго при этомъ случаедрагоцепнаго металла. Архитекторъ или плотникъ, строившій паперть, получилъ 4 руб. 50 коп. за свой трудъ. Портные и скорняки за свой трудъ получали довольно скудную плату въ срав неніи съ громадною ценою матерій одежды. Такъ, напримеръ, платье, матерія котораго стоила 40 руб., шито за 15 коп. Две бархатныя шапки, матеріалъ которыхъ стоилъ 51 рубль, шиты за 2 рубля.

Предметы промышленности. Россія во время Никона сильно нуждалась въ привозе заграничныхъ произведеній промышленности. Для ризъ своихъ Никонъ покупалъ исключительно дорогія иностранныя матеріи. За то для прислуги Никона, для монаховъ и нищихъ поку­паются дешевые русскіе товары. Въ Россіи много делалось полотна и даже более высокихъ сортовъ. Темъ не менее полотно привози­лось и изъ Голландіи. Не изъ голландскаго, а изъ русскаго полотна были шиты, вероятно, следующіе предметы, купленные Никономъ, какъ кажется—не для него самого, а для прислуги: рубаха 22 коп., другая рубаха 27 коп., порты 11 коп. и пр. Иногда покупается го­товое платье: серый кафтанъ для конюха за 81 коп., другой кафтанъ за 3 руб. 60 коп., пара сапогъ за 1 руб. [5] ). За 24 оловянныя пуго­вицы заплачено 2 коп. Кожаный стулъ стоитъ 33. коп., сбруя—8 коп., хомутъ—12 коп., фонарь со слюдою для конюшпи—6 коп.

Писчая бумага, употребляемая Никономъ, вероятно, была ино- страннаго изделія: десть стоила 75 коп. Кильбургеръ 2) говорить о бумажной фабрикеІоганна фонъ-Шведена близь Москвы, существо­вавшей въ 1671году; существовала ли эта фабрика уже въ 1651— 1652 гг.— намъ неизвестно. Килъбургеръ помечаетъ, что бумага, выделываемая этого фабрикою, стоила въ его время по 1 р. за десть, а качествомъ уступала иностранной. Онъ объясняетъ невозможность произведенія хорошей писчей бумаги въ Россіи недостаткомъ тон- кихъ тряпокъ 1).

Особенно высокія цены иностранныхъ тканей уже были предметомъ нашего вниманія. Онепривозились съ востока, въ особенности изъ Персіи, а также изъ западной Европы. Купцы, торговавшіе этими товарами, наживали себь большіе барыши. Такъ напримеръ, шелкъ- сырецъ, покупаемый въ ІІерсіи по 30-60 рублей за пудъ, продавался 45 и до 90 р. за пудъ. Множество названій этихъ матерій (дороги, кин­дяки, камки, тафты, бархаты, атласъ, объярь, алтабасы, зарбевы) и большие запасы ихъ, встречаемые между прочимъ въ патріаршемъ хозяйствеНикона въ 1658 году, указываютъ на значительный спросъ этихъ товаровъ, по крайней мересо стороны зажиточныхъ классовъ Московскаго общества. Въ какой мереоднако сукно и бархатъ въ то время считались предметами роскоши, видно между прочимъ изъ того обстоятельства, что по случаю мятежа 1662года стрельцы, от личившіеся въ борьбесъ мятежниками, получили по одному вершку сукна, а другіе—по одному вершку бархату въ награду. Никонъ по купалъ сукна по 1 р., 1 р. 60 коп, и по 2 руб. 40 кон за аршинъ; атласу по 1 р. и по 2 р. за аршинъ; бархату по 3 р. и 4 р. за аршинъ. Въ настоящее время ценность одного аршина этихъ матерій соот ветствуетъ ценности 1/4—1/3 четверти ржи; тогда же 2—10 четвер­тей ржи равнялись ценностью одному аршину вышеозначенныхъ тка­ней.

О металлическихъ изделіяхъ въ расходной кпигеНикона говорится немного. Мы узнаемъ, что желево стоило 1 р. 10 коп. за пудъ, такъ что пудъ железа ценностью равнялся тремъ четвертямъ ржи. Сравнивая цену желеяа съ ценою леса, мы получасмъ любопытный результат пудъ железа равнялся 40—50 аршинамъ бревенъ. Складной стулъ, купленный Никономъ, стоилъ 25 коп., железо къ этому стулу 50 коп. Одна подкова стоила, очень дорого, 10 копеекъ. Два замка для погреба 16 копеекъ; луженые гвозди для украшенія са­ней—4 коп., при стройкепаперти употреблено было 1300 гвоздей, ко­торые вместестоили не более 1 руб. 10 коп. Три медные подсвечника стоили 90 коп. Это очень дорого, потому что такимъ образомъ цена одного, вероятно, довольно простаго, подсвечника почти рав­нялась ценеодной четверти ржи.

Колоніальные товары. Русские употребляли пряности въ изобиліи. Иностранные товары этого рода, сушеные фрукты и т. п. покупались охотно, и даже митрополитъ Никонъ, столъ котораго отличался чрезвычайною простотою, запасался ими по случаю праздииковъ, когда варили или пекли особенное кушанье, пироги или пасхальныя яства Такимъ образомъ мы узнаемъ о ценахъ на эти товары следующее. Рисъ стоилъ 4 коп. за фунтъ, такъ что 10 фунтовъ рису соответствовали ценности одной четверти ржи, между темъ какъ въ насто­ящее время 100 фунтовъ рису соответствуютъ одной четверти ржи. Миндаль стоилъ 9 коп. фунтъ, такъ что 4 фунта миндалю равнялись денностью одной четверти ржи, тогда какъ ныне30 фунтовъ мин­далю соответствуютъ одной четверти ржи. Гвоздика стоила 80 до 144 коп. фунтъ, такъ что около 1/4 фунта гвоздики стоило столько же, сколько стоила четверть ржи; въ настоящее время одной чет­верти ржи равняются не менее 20 фунтовъ гвоздики. Хлопчатая бумага стоила 12 коп. фунтъ, такъ что 3—4 фунта этого товару рав­нялись въ цене одной четверти ржи; въ настоящее время четверть ржи стоить столько же, сколько стоить 20 фунтовъ хлопчатой бумаги.

За винныя ягоды платили тогда но 4 коп. фунтъ, такъ что 10 фунтовъ равнялись одной четверти ржи; въ настоящее время за цену одной четверти ржи можио купить не менее 30 фунтовъ винныхъ ягодъ. Изюмъ стоилъ 3—6 коп. за фунтъ, зпачитъ, за тогдаш­нюю цену одной четверти ржи, можно было купить лишь десять фунтовъ изюму, между темъ какъ ныпе ценность одной четверти ржи равняется 30—35 фунтамъ изюму. Перецъ стоилъ 18 коп. за фунтъ, такъ что 2 фунта перцу стоили столько же, сколько стоила одна четверть ржи; между темъ нынедвадцать фунтовъ перцу рав­няются одной четверти ржи. На прочіе подобные товары цены так­же оказываются весьма высокими: киноварь по 48 коп., шафрань по 4 рубля, ладанъ по 16 рублей и проч.

 

[1] См. Рущинскаю, Религіозный бытъ Русскихъ XVI и XVII вв., 128—131, а также въ «Русскихъ Древностяхъ», изд. акад. Солнцевым изображеніе некоторыхъ предметовъ одежды Никояа.

2 Въ переписной книге домовой казны патріарха Никона, составленной по приказанію царя Алексея Михайловича въ 1658 году, одежды патріарха также занимаютъ весьма видное место. См. Временник*,

 

[3] Лошади иногда были очень дешевы. Такъ напримеръ, въ 1685 году заплачено однажды за одну лошадь 21/2 руб., другой разъ 2 р. 60 к. (Временник 1864. Смесь, 28). Маркеретъ замечаеть, что кони часто покупалісь за 20, а продавались за 50—100 р.

 

 

Comments are closed.